You are viewing russpress

RussPress
Minsk-2010

Мустафа Найем: Никогда не забуду того, что увидел на улицах Минска

Известный журналист и депутат Верховный Рады напомнил украинцам о событиях 19 декабря 2010 года в Минске.

Украинский журналист Мустафа Найем, с призыва которого ровно год назад начался Евромайдан, заявил, что не хотел повторения событий на улицах Минска в 2010 году.

«Мы могли потерять поколение и будущее, - пояснил он на своей странице в Фейсбуке 21 ноября. - Я никогда не забуду того, что в 2010 году увидел на улицах Минска: озверевший ОМОН, раздробленные зубы, сотни посаженных и тысячи томящихся в камерах на протяжении двадцати лет. Это то, что нам готовили».

21 ноября 2013 года правительство Украины заявило, что в интересах национальной безопасности не будет подписывать соглашение об ассоциации с Евросоюзом и переориентируется на Таможенный союз. В тот же день Найем написал в Фейсбуке: «Встречаемся в 22:30 под монументом Независимости. Одевайтесь тепло, берите зонтики, чай, кофе, хорошее настроение и друзей. Перепост всячески приветствуется!»

Акция была немногочисленной, однако затем протест постепенно стал массовым, прежде всего в центре и на западе Украины. В феврале 2014 год режим президента Виктора Януковича пал. Это стоило жизни около 100 протестующих, которых назвали «Небесной сотней Евромайдана», напоминает БелаПАН. Среди них был 25-летний житель Гомеля Михаил Жизневский, погибший 22 января. Сразу после бегства Януковича в Россию Кремль начал спецоперацию в Крыму, в результате которой полуостров с помощью наспех организованного и не признанного мировым сообществом референдума был присоединен к РФ. После этого начался рост напряженности на Донбассе, который вылился в полномасштабные военные действия. Москва, признав участие своих военнослужащих в обеспечении референдума в Крыму, отрицает оказание помощи сепаратистам живой силой и техникой.

«Меня часто спрашивают, написал бы тот же пост сегодня, если бы знал, что все так обернется. Да, написал бы, - утверждает Найем. - Потому что сейчас еще более уверен, что если бы мы в тот промозглый дождливый вечер не вышли на улицы, убитых, искалеченных и потерянных судеб было бы куда больше».

«Мы потеряли много светлых жизней тех, кого по праву можно назвать героями… Это была не просто борьба против «чужих», это была битва с собственным страхом перед тем, кто сильнее. Нам удалось сделать то, чего до сих пор не могут сделать поколения в России и Беларуси - мы заразили власть страхом перед обществом, а не наоборот», - подчеркнул украинский журналист, который на досрочных парламентских выборах 26 октября стал депутатом Верховной Рады.

Tags:
 
 
 
RussPress

19 ноября 2014 года

Игорь Эйдман: Арестуйте активы чиновников, и Путина вынесут вперед ногами из Кремля

Российский социолог Игорь Эйдман призывает Запад арестовать активы приближенных к Путину чиновников.

Социолог Игорь Эйдман, автор книги "Новая национальная идея Путина" в эксклюзивном интервью изданию "ГОРДОН" рассказал о том, как на Донбассе реализовался сценарий, придуманный Эдуардом Лимоновым еще десять лет назад, что общего между Гиркиным и исламскими джихадистами и в чем разница между военным конфликтом в Грузии и войной на Донбассе.

– Игорь Виленович, так какова же новая национальная идея Путина?

– На самом деле, это очень старая идея – обыкновенный фашизм. Мне могут возразить: мол, в России нет массового террора по отношению к инакомыслящим, нет пока тотального контроля государства над СМИ, и некоторые из них все еще более-менее независимы, к тому же существует интернет. Но так же, как по щелчку пальцев Путина началась война в Украине, точно так же по его щелчку могут начаться и массовые аресты. Просто он считает, что в данный момент ему не нужно слишком уж туго закручивать гайки, чтобы не сорвать резьбу. Но если у него в мозгу что-то по-другому повернется, он запросто может и передумать. Россия, конечно, еще не нацистская Германия, но на раннюю фашистскую Италию эпохи Муссолини или, скажем, на Испанию времен Франко похожа вполне.

– Значит, прочесть вашу книгу "Новая национальная идея Путина" полезно не только россиянам, но и всем, для кого опасна угроза "обыкновенного" путинского фашизма…

– В России книга вышла совсем недавно небольшим тиражом, может, ее еще не заметили, потому и не запретили. Я ищу издателя также и в Украине – не только потому, что это в моих авторских интересах. Я считаю, что украинцам нужно лучше понимать, что такое путинский режим, который им угрожает. Он во многом близок к фашистскому – националистической идеологией, агрессивной внешней политикой, ксенофобией.

– Вы сделали интересное открытие, отыскав в статье Эдуарда Лимонова "Сценарий вооруженного конфликта", написанной много лет назад и позже вошедшей в его книгу "Анатомия героя", точные параллели с сегодняшними событиями на Донбассе. Это случайное совпадение или же Путин реализовал уже готовый сценарий?

– Не думаю, что Путин читал Лимонова, и уж тем более позаимствовал у него идею. Смысл плана Лимонова в том, как через войну в Украине спровоцировать революцию в России. Вряд ли Путин этого бы хотел. Лимонова сегодня многие обвиняют в том, что он поет в унисон с властью. Но это означает не то, что Лимонов власти продался, а то, что власть "догнала" его, совпала с ним в его давних националистических взглядах. Путину имперскими помоями забили голову еще в советской школе КГБ, где вдалбливали ненависть к Западу, к США. Эта национал-патриотическая труха в его мозгах засела прочно, но долгое время не проявлялась.

С каждым своим президентским сроком Путин чувствовал себя все увереннее, и теперь решил, что его время пришло. И вот тут оказалось, что Путин догнал Лимонова, который никуда не уходил и принципов своих не менял. Оказалось, что они мыслят одинаковыми категориями. Но есть один очень важный момент. Лимонов прямым текстом описал войну в Украине не как естественное явление, а как результат провокации. Предлагал набросать в яму трупы из моргов, привезти журналистов, рассказать историю пусть не про распятых мальчиков, так про убитых "злыми украинцами" девочек. То есть, сначала создать картинку, потом подтянуть к ней реальность. Вполне может быть, что кто-то из путинского окружения, тот же Сурков, к примеру, известный книголюб и человеконенавистник, читал Лимонова и мог позаимствовать его идею, предложив реализовать ее в наше время.

– С российским оппозиционером Борисом Немцовым вы – двоюродные братья. Политические взгляды у вас совпадают во всем?

– Далеко не во всем, но на нынешнюю ситуацию в Украине - в основном да. А вот то, что его критика фактически помогала Виктору Пинчуку и Ко выжить Юлию Тимошенко с поста премьера, мне категорически не нравилось.

– Еще один российский оппозиционер – Алексей Навальный – разочаровал украинцев своим заявлением о том, что Крым навсегда останется за Россией. Он искренне так думает, как вы считаете?

– О Навальном мне говорить проще. Думаю, он пытается играть в реальную политику, явно претендуя на серьезную политическую карьеру, может, даже на самые высокие посты в государстве. Пусть не через год и не через два, но в будущем – обязательно. Если он скажет: "Я за то, чтобы отдать Крым Украине…

– простите, не отдать, а вернуть…

– В том-то и дело, что российский электорат будет интерпретировать возврат Крыма именно как "отдать". И как только Навальный вновь возникнет на политической арене, ему вспомнят, что именно он практически "овечьими ножницами" хочет отрезать кусок от "тела" России. Именно так это будет подаваться. Хотя на самом деле Навальный в общем признал, что аннексия Крыма – это международное преступление.

Но пойти дальше и призвать вернуть Крым Украине он не может. Многие граждане России, для которых распад советской империи оказался в некотором роде травмой, в своей патриотической истерии искренни, и честную позицию в отношении Крыма Навальному не простили бы.

– Вы назвали Трехсторонние мирные соглашения "филькиной грамотой". А вот Совет министров иностранных дел ЕС призывает провести очередной этап переговоров по урегулированию конфликта на востоке Украины. Вы считаете, на Западе не понимают, что Путин, по сути, разводит всех участников переговоров?

– Живя в Германии, я немного понимаю ментальность западных людей. Еще со времен Второй мировой войны там сформировался патологический страх перед катаклизмами. Они уверовали, что дальше можно жить спокойно, и ничего не изменится. Но тут вдруг оказалось, что у них под боком пригрелся такой абсолютный монстр, совершенно непредсказуемый, с представлениями о мире столетней давности, у которого, к тому же, есть ядерное оружие и очень большая армия, и он одним движением может разрушить благополучную жизнь Европы.

Поэтому Запад, безусловно, готов на все, только бы этот медведь не вылезал из своей берлоги. Фактически Запад – заложник Путина, и воевать с ним, конечно, не будет. И если предположить, что завтра, к примеру, Путин, не дай Бог, захватит Киев, Запад отреагирует не более чем новым этапом санкций. Я тоже не хочу войны, у меня две маленькие дочери. Но обуздать Путина можно не только войной.

– Но если санкций – мало, а война – это чуть ли не конец света, то как же еще воздействовать на монстра Путина?

– Санкциями против преступной российской элиты. Вся российская политическая элита – это уголовные преступники, даже по российскому законодательству и уж тем более по западным стандартам. Я долгое время работал политконсультантом, общался со многими людьми из этой среды. Все они нарушают законодательство своей страны об отмывании денег, об участии госчиновников в бизнесе. У них у всех есть активы на Западе.

Первый пример, пришедший на ум, – мэр моего родного Нижнего Новгорода – Олег Сорокин. Его жена, одна из самых богатых женщин России, строит недвижимость на участках, который выделяет ее муж-мэр. А у председателя Совета Федерации Федерального Собрания РФ Валентины Матвиенко сын совершенно случайно оказался миллиардером. Естественно у этих семей есть серьезные активы в Европе. Запад мог бы в один момент объявить их преступниками и арестовать зарубежные активы не только самих чиновников, но и недвижимость, и банковские счета всех членов их семей и аффелированных с ними лиц. Для представителей российской элиты это была бы настоящая катастрофа. Тогда они бы Путина вынесли из Кремля вперед ногами. Именно эти меры и помогли бы обуздать путинскую агрессию.

– Это действительно лучше, чем война. Почему же тогда Запад до сих пор не использовал этот мирный план по уничтожению Путина?

– Представьте, что, к примеру, в Англии, где вращаются огромные российские деньги, будет арестовано все имущество российских жуликов. Цены на элитную недвижимость (и не только) тут же упадут в разы. Уход "диких" русских денег Англии совсем не выгоден. Кроме того, в западных странах существует пиетет даже перед воровской частной собственностью, правда, если воры эти чужие. Она юридически хорошо защищена. Хотя если начнется война, все, конечно, будет арестовано. Но зачем ждать войны – ведь это можно сделать уже сейчас? Мир-то важнее.

– "Европейцы не совсем понимают стоящую перед всеми угрозу", – сказал как-то российский политолог Андрей Пионтковский. – "Если Путина не остановить в Украине, следующими окажутся страны Балтии", ну а вслед за ними – и Европа…

– Если Путина сейчас не остановить на востоке Украины, ловить его придется уже на пороге психиатрической клиники, потому что у него явно прогрессирующая мания величия. Он почувствовал себя суперменом, которому позволено все. Путин не уважает западных партнеров, считая их слабаками, поскольку они придерживаются каких-то правил, а он – гопота, да еще с чекистским прошлым. У уголовников и чекистов никаких сдерживающих правил нет. Они берут только силой.

Как в свое время Ленин писал о Сталине? "Он в своих руках сосредоточил необъятную власть". Так же и Путин. Никто из его окружения не посмел бы даже предложить: мол, давайте-ка хапнем Крым, или давайте пойдем на Донбасс. Путин гордится тем, что это его личная инициатива. И что будет дальше, предсказать невозможно, как невозможно предсказать действия неадекватного человека с ядерным оружием в руках.

– Известный украинский психиатр Тина Берадзе, считает, что Путин как раз очень даже адекватен, чем представляет еще большую опасность. Она удивлена тем, что никто не говорил о его невменяемости, когда он поступал с ее родной Грузией так же, как сегодня поступает с Украиной…

– Не хотелось бы обидеть наших грузинских друзей, но в Грузии ситуация существенно отличается от ситуации в Украине. Конфликт между абхазами, осетинами и грузинами уходит вглубь веков. В наше время провокационную роль в нем сыграло ельцинское руководство, которое очень активно помогало Абхазии в войне против Грузии, где воевал еще Шамиль Басаев, работавший тогда на российские спецслужбы. Но на Донбассе никакого векового конфликта не было. Он изначально был спровоцирован Россией. Если бы не российские провокации, российские обещания, подстрекательские призывы, российское оружие и российские агенты, то никакого серьезного конфликта на востоке Украины бы не было.

– Но как же быстро Путин среагировал, ухватившись за неосторожную отмену Верховной Радой "языкового закона" в столь сложное для Украины время, вскоре после победы Майдана. 16-го марта Россией был инициирован незаконный референдум в Крыму, а уже через неделю путинские агенты собирали пророссийские митинги на Донбассе…

– Крым стал первым шагом Путина на пути реализации его чекистско-имперского "предназначения". Кроме того, ему хотелось войти в историю эдаким лубочным царем, вернувшим Крым, – Путиным Таврическим. А что касается востока Украины, то так называемая донбасская элита, "элитка", я бы сказал, входящая в окружение Януковича и Ахметова, на Кремль работала уже давным-давно. Просто раньше им не давали команду начать бузу. И если в Грузии, образно говоря, шла драка, в которую вмешался третий, то есть, Россия, то на Донбассе никакой драки не было вообще. Там ее спровоцировали, а потом стали кричать: "Ой, наших бьют!". Это банальное подстрекательство, за которое предусмотрено наказание в Уголовном кодексе.

– Что теперь, по-вашему, делать Украине с оккупированными территориями Донбасса?

– Понимая, в какой тяжелой ситуации находится украинское руководство, не смею давать ему советы. Но нужно иметь в виду, что внешняя политика России основывается на тех же блатных методах, что и внутренняя: ложь, насилие, запугивание, провокации. Путин – приблатненный чекист, перенявший традиции преступного мира. Он и его окружение ведут себя на международной арене, как банда, пытающаяся расширить свою территорию, где все фраера обязаны платить ей дань. Для Путина обман – это воровская доблесть, поэтому в переговорах нельзя верить ни единому его слову.

Почему для него так важны минские соглашения? Он пытается посадить на шею Украине свои пиратские республики. Мало того, что фактически их руками ведет войну, так еще и хочет, чтобы Украина их кормила. Это самая настоящая блатная разводка.

– Причем развел он не только украинское правительство, но и жителей территорий с особым статусом, которые поддались на обещания пророссийских террористов, а теперь, когда украинская власть прекратит там выплаты пенсий, останутся без средств к существованию.

– Как социолог могу сказать, что то для людей их собственные материальные и социальные проблемы гораздо важнее политики. Если Украина не будет обслуживать бюджет этих республик, население быстро прогонит бандитов.

– Поверьте, на оккупированных территориях, по сути, военная власть. И разговор с не согласными там короткий: под дулом автомата – и в подвал…

– Но практика показывает, что управлять населением, которое не поддерживает власть, очень тяжело. Бесспорно, свергнуть эту бандитскую хунту на востоке Украины не так-то просто. Но если они лишатся поддержки населения, сами долго не протянут. Хотя пока поддержка у бандитов есть.

– В одном из своих блогов вы писали о том, что в России образовалось неформальное движение "русских джихадистов", как вы его назвали, к которому причисляете также и Гиркина-Стрелкова, до недавнего времени – главного командира террористов на Донбассе, успевшего проявить себя еще и при захвате Крыма. Опрос "Эха Москвы" показал, что этот персонаж в президентском рейтинге опередил самого Путина. Выходит, Путин собственными руками взрастил опасного для себя же агрессивного фанатика, которому предоставил опытный полигон для разминки в Крыму и на Донбассе, откуда Гиркин уже вернулся в Россию – вместе со своим фанатизмом. Вряд ли он будет сидеть, сложа руки…

– Русские джихадисты мало чем отличаются от исламских воинственных радикалов, ненавидящих весь окружающий мир. К ним можно отнести и православных фундаменталистов, и нацистов, и сталинистов, и лимоновских национал-большевиков – их всех объединяет ненависть к Западу и имперские амбиции. Маньякам типа Гиркина, какого-нибудь Проханова или Дугина нужна только война. Не думаю, что они очень уж популярны у россиян, зато популярны у силовиков в верхах, среди бывших чекистов, воспитанных на антизападной демагогии. Вот эти люди, безусловно, джихадистов поддерживают и будут использовать их при возникновении какого-либо внутреннего конфликта, что может сделать режим в России еще более радикальным и опасным.

– После "холодного душа", которым обдали Путина на саммите "Большой двадцатки" в Австралии, он станет еще более одиноким и обозленным. Теперь весь мир с еще большей опаской должен угадывать его настроения?

– Отношение к Путину мирового сообщества будет ужесточаться по мере появления новой информации о его преступлениях в Украине. Будет усиливаться и давление общественного мнения, СМИ, правозащитников на правительства демократических стран с требованием не иметь с Путиным никаких дел. Его появление на саммите напоминало приход на чью-то большую свадьбу какого-нибудь дальнего родственника, страдающего проказой в последней стадии. Из зала его не гонят. Все-таки неполиткорректно – больной же человек. Ему деланно улыбаются, стараясь посадить где-нибудь подальше, за отдельный столик в темном углу зала, который все стараются обойти стороной. При таком отношении Путин через какое-то время просто физически не сможет представлять Россию на мировой арене. Вполне вероятно, что это станет фатальной для его дальнейшего правления проблемой.

Tags:
 
 
 
RussPress
19 ноября 2014 года

Ольга Романова: «В России идет клановая война»

Сечин, Путин, Шойгу и «Газпром» не могут поделить власть.

Об этом в интервью главному редактору charter97.org Наталье Радиной рассказала исполнительный директор движения «Русь сидящая», бывший член Координационного совета российской оппозиции Ольга Романова.

- Ольга, во время предыдущего нашего с вами разговора был освобожден Михаил Ходорковский. Сегодня идет полномасштабная война против Украины, усилились репрессии против российской оппозиции. Что происходит с Россией?

- Закончился этап, который можно очень мягко назвать «культурной крымской кампанией», заканчивается период поиска и выявления национальных предателей и пятой колонны. Полагаю, что мы сейчас стоим на очень интересной развилке. Очень похоже, что начинается любимая русская забава - жрать своих.

Пример тому - арест председателя совета директоров АФК «Система» Владимира Евтушенкова, который был неожиданностью. Дело в том, что Евтушенков покупал «Башнефть» по личной просьбе тогда еще председателя правительства Владимира Путина. То есть он не давал разрешения, а просил Евтушенкова это сделать. И случившееся с бизнесменом говорит о том, что у нас очень серьезно сместился центр власти. Он перешел от Путина к силовикам.

Сейчас среди силовиков начинается борьба. Последние 14 лет мы как-то лавировали между четырьмя разными кланами: кланом спецслужб во главе с Сечиным, кланом военных с министром обороны Шойгу, кланом друзей Путина (Ротенберги, Ковальчуки, Тимченко) и кланом «Газпрома» (Миллер – Медведев). Сейчас совершенно очевидно поражение клана друзей президента.

Есть два ярких примера поражения. Ротенберги, которые все эти годы занимались изготовлением труб для «Газпрома», отодвинуты от этого проекта людьми Сечина. И второй пример – закон об иностранцах в СМИ. Конечно, мы все думаем, что этот закон направлен против нас, против Аxel Springer, который издает, например, Forbes, а это в общем-то оппозиционное издание в России, или против газеты «Ведомости», которой совместно владеют фактически Financial Times и Wall Street Journal. Мы совсем не думаем о том, что Национальная медиагруппа во главе с Алиной Кабаевой владеет, например, Первым каналом через офшоры целиком и полностью. А Первый канал по сравнению с Forbes и «Ведомостями» посильнее будет.

- Это что же получается, власть Путина под угрозой?

- Путин потерял, скорее всего, клан своих друзей. Ранее силовики отодвинули целиком и полностью либералов типа Грефа и Кудрина. Сейчас начинается преследование бывших друзей президента. Я думаю, что Евтушенков – первая ласточка. Против Чубайса, насколько я знаю, сейчас возбуждено 6 уголовных дел.

- И как Владимир Владимирович это позволяет?

- Я думаю, что он ничего не может сделать, потому что стал заложником борьбы двух оставшихся сильных кланов – армии и ФСБ. Сечин – спецслужбы, Шойгу - армия. И то, что происходит с Украиной сейчас – это тоже результат именно этой борьбы, потому что Стрелков и Бородай – это люди Сечина.

Сейчас они отодвинуты от этой истории, потому что Сечин (уже как «Роснефть») очень много теряет от санкций из-за войны, и я думаю, что в его интересах эту историю прекратить, в отличии от Шойгу, поскольку для него это бюджет. На востоке Украины сейчас воюют люди Шойгу.

Сейчас происходит борьба, жертвами которой станут люди из окружения Путина. Кто-то должен быть назначен виновным. Давно начался экономический кризис, но именно сейчас он сильно ударит по всему населению, и это заметит каждый.

Если скажут, что виноваты Романова, Шендерович и Макаревич, будет смешно, и наши акции только поднимутся. Мы реально осознаем свой масштаб в этой истории, у нас нет ни административного, ни финансового ресурсов, рычагов воздействия. В этом должен быть кто-то виноват, кроме нас, потому что нас бессмысленно назначать главными врагами.

- Выходит, Путин стал заложником им же самим созданной системы?

- Я думаю, что его уже практически сожрали. И он президент, скорее, для внешнего мира, чем для России. Сейчас идет борьба двух президентов – Сечина и Шойгу.

- Президентов?

- Да, двух фактически реально управляющих Россией людей. Сейчас это не Путин. Путин для Меркель. А внутри России действуют эти две силы.

Владимир Владимирович пытается этому сопротивляться, чему свидетельства – все время происходящие вокруг МВД истории – дела генералов Колесникова, Сугробова. Вот сейчас вместо главы МВД Колокольцева хотят назначить Золотова, бывшего телохранителя Путина, очень близкого ему человека. Он уже давным-давно командует внутренними войсками, а это то, что бросают против оппозиции. Мы очень хорошо знакомы с этими людьми.

В стране сейчас действуют несколько армий. Армия внутренних войск во главе с телохранителем Путина Золотовым, армия Шойгу, армия спецслужб ФСБ и есть еще, например, железнодорожные войска Якунина.
И так как в Думе сейчас рассматривается законопроект о частных военных компаниях, то еще и «Газпром», судя по всему, обзаведется своей армией.

Можно ли представить армию «Газпрома», которая разгоняет Шендеровича и Макаревича? Это смешно. Естественно, эта армия не для нас. Они вооружаются друг против друга. Идет внутриклановая борьба, в которой нам, наверное, будет сложно, но есть шанс выжить, когда дерутся такие столпы. Мы им неинтересны, от нас очень много крика.

- Можно сказать, что оппозицию в России уже основательно «зачистили».

- Оппозицию в России очень грамотно сохранили – ее законсервировали и фактически оставили в покое. Нам дают время и силы собраться. Нам дают время и силы повзрослеть. Посмотрите, как стремительно взрослеет, сидя под домашним арестом, например, Навальный. Я все время наблюдаю за взрослением людей, которые были мальчишками протеста. Смотрю на Янкаускаса, который сидит под домашним арестом почти полгода. Ему 28 лет, мальчишка, но очень умный, даровитый парень. Вижу, как взрослеет Ляскин.

- Что-то Навальный испортился «с возрастом». Вы разделяете его позицию по поводу Крыма?

- Я говорю, взрослеет, а не повзрослел. Во-первых, нет политика, который периодически что-нибудь не ляпает. Во-вторых, наверное, чем больше все это обсуждают – тем больше для него это значит. Ему нет 40 и он растет как сорная трава, не проходит, как нормальные политики, школу политического взросления через выборы, дебаты и т. д. Мы растем в тюрьме.

У меня ровно те же претензии к любому нашему оппозиционному политику. Мы столько всего ляпаем. Но учимся, учимся. Политики федерального или мирового масштаба вырастают в местных парламентах, а мы имеем публичную площадку только в соцсетях.

Я буду оправдывать Навального, наверное, до тех пор, пока он не придет к власти. Подозреваю, что когда он придет к власти, я уйду в оппозицию. Сейчас же надо дать шанс хоть кому-то, потому что пока мы будем выбирать идеального человека, мы умрем.

- Почему русский либерализм заканчивается там, где начинается украинский или белорусский вопрос?

- Я думаю, ни один русский политик не либерал. Мне кажется, либерализм сейчас – пугало, а до того был фетишем. Мы не можем сказать, что ельцинские либералы были таковыми на самом деле. Какой, к черту, Альфред Кох либерал? Простите пожалуйста, что там либерального?

- Сегодня Кох очень популярен в тех же соцсетях.

- Крыть всех матом – это не либерализм. Хотя пишет хорошо. Но талант – не либерализм. Лимонов тоже дико талантливый человек. Он что, либерал?

- Вернемся к Украине и Беларуси, которые добровольно расстались с ядерным оружием взамен на гарантии независимости.

- Я лично считаю, что Будапештские соглашения должны исполняться свято. Свято! Иначе, какое доверие может быть к политикам? Поэтому у меня очень большие претензии к Западу. К людям, которые эти соглашения подписывали. Одна из сторон – Россия - нарушила соглашения. В этих соглашениях сказано, что вы делаете в первую очередь, если они будут нарушены. Что же вы ничего не делаете?!

Украина - суверенное, самостоятельное государство, ее границы нерушимы. Крым – замечательное место. Крым овеян русской славой и писателями. До этого – татарами, до этого – турками, до этого – греками и т. д.
Границы нерушимы. Иначе – война!

- Согласно соцопросам, большинство россиян поддерживают ведение войны в Украине, и это несмотря на то, что оттуда в страну возвращаются сотни гробов с телами российских солдат. Как это сегодня возможно скрыть от населения, или люди предпочитают не замечать правды?

- Я выросла в военном городке, в гарнизоне. Одна половина моих однокашников погибли в Афганистане, вторая – потом в Чечне. И я очень хорошо помню тот период, когда приходили гробы из Афганистана, когда об этом тоже нельзя было говорить, и когда отрицание выполнения святого интернационального долга приравнивалось к предательству родины.

И сейчас отношение к этой афере чистой воды однозначное. Безусловно, пройдет время и народ выздоровеет. Таково свойство людей. Перед отставкой Лужкова 72% москвичей были за него. Через два дня после отставки – всего 2%. Так устроен, извините за выражение, «русский мир». Именно так.

И никуда не делись те люди, которые выходили в 1991 году на улицы. Никуда не делись люди, которые пели за Цоем «Перемен требуют наши сердца!». Они все здесь, но что-то случилось с их мозгами, их «промыли», ведь из каждого утюга рассказывают о «зверствах» украинцев.

Я недавно видела сюжет «Вестей», посвященный годовщине освобождения Донецка от немецко-фашистских захватчиков. Герои сюжета все в один голос говорили: «Немцы, которые здесь были – фашисты. Они давали шоколадку и конфетку детям. Они лучше были, чем украинцы, которые сейчас». Это оправдание фашизма. Произносятся немыслимые вещи. А мы же привыкли, что в газетах врать не будут, по телевизору врать не будут. Например, у меня в подъезде сменные консьержи. За 24 часа они ни разу не открыли книгу, все время смотрят в телевизор, даже рекламу. Они даже не здороваются с жильцами – не могут оторваться от экрана.

Идет зомбирование и промывка мозгов, как бы избито это не звучало. К тому же образование фактически уничтожено, мораль уничтожена. Если любому народу постоянно говорить, что убивать хорошо и за это будет медалька, премия, повышение, что воровать хорошо – будешь назначен на РЖД, «Газпром» и станешь олигархом, рано или позно многие станут на этот путь. Количество мерзавцев во все времена, во всех нациях примерно одинаковое. Просто когда люди понимают, что быть мерзавцем – это конкурентное преимущество, они на это идут.

Я все время вспоминаю Гавела, его прекрасное эссе «Политика и совесть», где он пишет, что политика – это продолжение нравственности. Если приходят к власти Гавел или Ганди, люди становятся другими.

- Почему же сегодня Запад, который по идее стоит на тех же позициях, что и Гавел, со своей нравственной политикой в каждой из стран, не может противостоять безнравственности, которую несут такие диктаторы как
Путин и Лукашенко?

- Как говорили советские продавщицы: «Вас много, а я одна». Нас много, а Гавел был один. На всех гавелов не напасешься. Я вот с большим интересом смотрю на Меркель. Она, конечно, другая, но в ней очень сильна эта нравственная составляющая, не только потому что она женщина, а потому что очень умная и порядочная. Она, конечно, очень сильно связана по рукам и ногам газовыми контрактами и тем, что ей надо отапливать Германию. Но мне кажется, Меркель очень многое понимает.

Хотя самый яркий пример - это Италия. Пока там был Берлускони, лучший друг Путина, это была одна Италия, а сейчас я каждый день ловлю новости: то они находят и арестовывают собственность Ротенберга, то они арестовывают беглого главу Росграницы Безделова. Там каждый день происходят очень важные для России вещи. Всего-то навсего изменился премьер, и это другая страна. Спасибо вам большое, итальянцы, я вас обожаю. Супер! Давайте еще!

Я внимательно слежу за французами, особенно после того, как они уволили чиновника, который прислал Рогозину приглашение на подписание контракта с «Мистралями».

Поэтому нравственность – арестовать Безделова или виллу Ротенберга. Нравственность – уволить чиновника, который прислал Рогозину приглашение на подписание контракта с «Мистралями». Нравственность – это посмотреть на Путина, как посмотрела Меркель после шутки про первую брачную ночь. Уверена, что если бы такое было сказано при Берлускони, он бы заржал.




- Тем не менее, продолжается «безнравственная» покупка российского сырья, нефти, газа, которая сегодня позволяет вашему режиму править.

- Конечно, я на них обижена, но я не могу этого от них требовать. Проблема Меркель, если немецкий студент будет замерзать или недоедать, когда она не подпишет контракт с «Газпромом». Она должна думать о немцах, как итальянцы думают об итальянцах. Мы, к сожалению, никому не нужны.

Подозреваю, что в ближайшее время, все-таки главной движущей силой в нашем регионе будет славянское братство.
Я говорю про славянское братство не в смысле национальной принадлежности, а в смысле государственном: Беларусь, Украина, Россия. Мы нужны друг другу как воздух. Только мы можем помочь друг другу, объединившись не в одно государство, а в нашей борьбе с мерзостью.

Конечно, наша с вами судьба сейчас решается в Украине. Это довольно странно, а мне даже и обидно, потому что белорусы и русские бились не меньше и не меньше страдали. Но мы знаем, что если получится там – получится и у нас.

- Возвращаюсь к началу нашего разговора. Если в результате борьбы кланов после Путина к власти придет силовик с ядереным чемоданчиком, не станет ли еще хуже?

- Сейчас в России наступают интересные времена. С мая по август курица подорожала на 200%, исчезли продукты и не пармезан с хамоном, а обычные овощи и творог, давно нет хорошей рыбы. У меня муж занимается бизнесом, но его доходы никак не увеличиваются, скорее сокращаются, рублевая инфляция очень серьезная. Тем не менее, мы обеспеченная семья, но даже нам сегодня дорого покупать продукты. И я не понимаю, как выкручиваются малоимущие семьи.

2014 год должен был быть первым годом дефицитного бюджета, он им стал, но только добавились Крым, война, санкции, инфляция, дороговизна, сокращение. Я думаю, что к новому году доллар будет 60 рублей, если не больше. К февралю кончится весь отечественный урожай. Импорта не будет, или он будет китайским, а к китайским продуктам народ, мягко говоря, не привык.

Весна будет очень серьезным испытанием. Думаю, пройдет эйфория из-за того, что «Крым – наш!» А еще учтите, что силовикам, депутатам, сенаторам запретили выезд на Запад, а они привыкли и что им жены скажут? Это уже будет гламурный протест. «Мне пофигу, что ты прокурор. Я хочу в Доминикану». «А нет Доминиканы и не будет больше никогда». «Это почему? Ах, Путин?!»

И для России – это шанс, потому что мы будем измотаны войной экономически, и «Марш пустых кастрюль», сильно подогретый несправедливостью, может вылиться в протест, который может быть использован одной или всеми группировками вокруг Путина.

Да, может прийти совсем ужасный человек: Сечин, Рогозин или Шойгу. Но не надо этого бояться. Раньше сядет – раньше уйдет. Он точно не будет популярней Путина, как бы не работали политтехнологи. Потому что это уже будет не на подъеме, когда пришел Путин, не на росте, а на экономическом спаде.

Режим держится на валютной подушке, которую впервые можно посчитать. Ее хватит на три года. Если пойдет так, как идет сейчас – ее не прибавится. Если цены на нефть будут падать дальше, тогда на два, на полтора года. Дальше – все! Дальше – конец!

И совершенно все равно, какой завтра человек будет после Путина. Ему останется размер валютных резервов поделенный на коэффициент его глупости. Или на коэффициент его безумия.
Или на коэффициент его агрессии и т. д.

Часики тикают.

Можно подкрутить, чтобы побыстрее, но нельзя подкрутить, чтобы помедленнее. Нельзя!

Tags:
 
 
 
RussPress

18 ноября 2014 года

---
Вот он и вышел в открытый мир.
И выхватил, наконец, по щам.

А почему раньше не выхватывал? Потому что был силен? Потому что уважали?

Да, уважали. Не его лично, а страну. Право каждого быть равным среди равным. Иметь амбиции, но быть достойным.

Теперь понятно, почему этот человек не вступал ни разу в открытую дискуссию, в дебаты, внутри страны, когда были еще оппоненты?

Потому что надо уметь держать удар. Держать лицо. Держать осанку, в конце концов. Отвечать за дела. Это не тот случай, когда имеешь безнаказанную возможность осадить собеседника скабрезностью, или тычком-манипуляцией, или развалившись самодовольно, разглагольствовать перед своей верной ватной аудиторией, или вещать крымские речи перед сервильными зомби.

А эти выпускники колледжей и университетов, эти опытные жители студенческих кампусов, среди которых он оказался в Брисбене, они умеют устраивать темную. Они не добренькие, эти нелепые улыбчивые англосаксы, и скромные, лукаво потупившиеся азиаты, и такие, расплывающиеся добродушием, рахат-лукумные арабы.

Это все вежливость, великий инструмент цивилизации. Вежливость - это аккуратная демонстрация силы и уверенности, а не слабости. Тебе дается аванс. Улыбка тебе - это аванс, пространство твоей свободы в пределах правил.

Нарушил? Улыбка не исчезает. Только глаза становятся холодными, и смотрят поверх уже. Еще нарушил? Обитатели кампуса, переглянувшись и перемигнувшись, начинают бить. С улыбкой.

Улыбка - это должно останавливать, на самом деле. Это не слабость вообще-то. Наоборот.

Вот этого никак не мог понять русский хам.
Ну никак.


В девяностые России был дан огромный шанс. Аванс. Безо всяких условий, на самом деле. Войти в компанию выпускников-яппи и начать делать большие дела. И помогать, и лидировать, если получится. Безо всяких извинений за прошлое хамство и безобразия даже.

Просто - хлоп по плечу - Давай, действуй, парень. Осваивайся.

Сейчас, наверное, мало кто помнит, а молодые и не знают, какой огромный это был вздох облегчения, на весь мир тогда.
Все. История кончилась, Не будет больше войн и переделов. А какая огромная надежда была на Россию.
Какая мода была на Россию, на русских!


Хам повозился, освоился, и давай бычить. Ну а что. Все ведь вокруг тупые и улыбчивые. Слабаки. Ботаны.

А потом капризничать.

Я и не заметил, честно говоря, далек был, видимо, от народа, как в нулевые возникла тема обид и несправедливостей в отношении России, как она стала модной, и появилась аксиома: Россию обидели.

В девяностые же, напротив, я видел и удивлялся, какие мощные инструменты были даны России для развития, как великодушно, но и прагматично, с расчетом на будущую отдачу, была протянута ей рука поддержки.
У нас разные глаза, получается. Мы по разному видим.

При этом я совсем не западник, и даже не ортодоксальный глобалист, просто мне казалось, что те огромные проблемы и кризисы развития, с которыми столкнулся Большой Мир, и которые не скрывал, он был намерен решить именно с помощью России.

Крутой, широко, по-русски улыбающейся России, с молодецкой осанкой и особым радушием.
Да я был уверен в этом. Видел только этот сценарий будущего.

И ведь Китай, и во многом даже Арабский Мир, ведь они пошли, так успешно, по пути интеграции и развития, и прошли за пятнадцать-двадцать лет огромный путь, и Китай даже стал лидером Большого Мира. Никто не напугался конкуренции, не попытался отнять ресурсы и все такое.

В Брисбене дружелюбие и партнерство Запада и Востока, в лице Китая, было настолько демонстративным.
Да они не расставались друг с другом, обнимались, хохотали.
Обама постоянно ходил в обнимку с каким-нибудь китайцем.

Понимаете, на уровне готовности к общему будущему, на уровне общих правил вежливости и простых ценностей, это один мир.
Никто не хочет воевать, правда. Китайцы и американцы хотят жить, есть пиццу и суши, покупать детишкам всякую смешную чепуху.

Я идеализирую? Нет. Это не идеализм, это железный прагматизм. Это то, что никак не понять, черт побери, русским, изможденным безвременьем людям, которые не верят в будущее.

Мир лучше войны. Жизнь лучше смерти. Дружба лучше вражды. Это расчет. Прагматизм. ВЫГОДА.
Так решили жесткие, прагматичные парни, выпускники университетов.

Для русских это уже не имеет значения.
Будут бить.


Были обиды и несправедливости раньше, на самом деле, не были - уже не имеет значения. Теперь будут.
Русские будут давать оборотку, сплотятся вокруг вождя?

Не верю. Нет. Не могут держать удар.

Я потому и уговаривал не бычить, что не видел и не вижу в крымнашистком легионе Путина силы, не то что правды, и так стыдно уже, тяжело, за грядущий позор.

Как и за Путина рефлекторно стыдно. Какое же это божье наказание, видеть такое, и быть причастным, так или иначе, к такому.

Особенно после надежд и горизонтов девяностых. Я не согласен сущностно с подходом, когда говорят, что народу не дали жить тогда новые мироеды и кровопийцы, это тоже пассивная позиция, взгляд на народ, как на объект, терпильца. Шанс был. У всех. Момент свободы был. Каждый мог взять свое, была бы воля и сила, смели бы и мироедов и кровопийцев, не допустили бы ни власти ментов, ни власти воров.

А за теперешней истерикой, понтами, картинными желваками крымнашиствующей толпы последует слив. Слом.
И будет еще постыдный, заполошный проамериканизм после антиамериканизма, как было уже вообще-то. И Ходорковскому с Навальным еще придется уговаривать народ не отдавать в панике Крым, чтобы не разрушились их стройные геополитические концепции.

Девяностые дали огромный шанс. Свободу.

Нулевые дали огромный шанс. Нефть.

Не смогли. Не воспользовались.


Значит будет еще один десятилетний шанс. Унижение. А может быть и боль...

Потом опять зачет, экзамены. На элементарную вежливость. На умение улыбаться. Как принято в студенческом кампусе.

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=797504500310886&id=100001540314095
Tags:
 
 
 
RussPress
17 November 2014 @ 05:11 pm

17 ноября 2014

Пять лет назад погиб Сергей Магнитский. Уголовные дела по факту хищения 5,4 млрд рублей и смерти самого юриста списаны в архив.

Пять лет назад в московском СИЗО погиб юрист Сергей Магнитский. Мучительная его смерть стала знаковой — мир ужаснулся и наконец-таки все понял и про российскую коррупцию, и про принципы устройства российского государства, базирующегося на тотальном произволе. И санкции начались не с Крыма, они начались с «дела Магнитского», что друзья Сергея, вынужденные покинуть Россию, превратили в смысл своей жизни, — и смогли-таки пробить холодную самодостаточность европейского общественного мнения, которому в принципе было все равно, что происходит в нашей забытой законом стране.

Как и отчего умер Магнитский? Спустя пять лет ответа на этот вопрос нет. Сначала официальные лица твердили что-то про сердце, про панкреатит, настаивали на том с пеной у рта — но выяснилось, благодаря опять-таки друзьям Сергея и общественным организациям, проводившим свои расследования, все это — ложь. Скрипя, государство все же возбудило уголовное дело. Итог: врач СИЗО «Бутырка» Лариса Литвинова избежала наказания (срок давности), замначальника следственного изолятора Дмитрий Кратов был оправдан Тверским судом Москвы — тем самым, судьи которого мучили Магнитского, раз за разом продлевая арест тяжело больному человеку и издеваясь над ним в ходе судебных заседаний.

Доказательства того, что гибель Магнитского — не результат чьей-то халатности, а, скорее всего, целенаправленное доведение до смерти, практически не исследовались — да и сам ход следствия свидетельствовал о том, что дело просто сливали. Сначала расследование вел старший следователь по особо важным делам (генерал), потом — просто следователь по особо важным делам (полковник), а окончательно закрыл это дело (№ 201/366795-10) в марте прошлого года и вовсе обычный следователь — майор юстиции Стрижов.

Что же касается многочисленных уголовных дел о хищении из бюджета России 5,4 млрд рублей — именно эту аферу и вскрыл Магнитский, за что поплатился сначала свободой, а затем жизнью, — то этих дел тоже больше не существует. Как нет и украденных денег — никто ничего не нашел. Хотя журналистское расследование, которое проводит «Новая газета», в отличие от официального следствия, дало свои результаты — часть денег обнаружена, статьи о том опубликованы, но ни у кого из официальных лиц России эти сведения интереса не вызвали — дела возбуждены только в Европе и в США. Потому что поиск денег формально тоже окончен, так как все тем же Тверским судом осуждены особым порядком два номинальных директора из числа маргинальных уголовников — некто Маркелов и Хлебников, признавшие свою вину в хищении. Но о том, где деньги, их никто не спросил: ни на следствии, ни в суде. Зато ВСЕ существующие доказательства надежно похоронены в тех томах, что теперь пылятся в архиве суда.

А там много чего любопытного. Вот, например, видеодопрос уголовника Хлебникова, который, по мнению следствия, и провернул гигантскую аферу с сотнями банков, офшорных счетов, обвел вокруг пальца налоговую инспекцию, убедив чиновников за сутки вернуть фирмам, действующим по подложным документам, миллиарды рублей. Следователь спрашивает: ходили ли вы лично в банк и когда? Ответ: да, ходил, но когда и зачем, уже не помню. После столь содержательного диалога — долгая пауза: только слышно, как следователь минут десять стучит по клавиатуре. Результат — невнятная фраза подозреваемого превращается в страницу развернутых показаний, с фамилиями, датами и подробностями.

Нет, сказать, что похищенные деньги не искали вовсе, было бы все же не очень корректно. Представители следственного департамента МВД на пресс-конференции даже показывали (издалека) гигантского размера бумажную простыню, испещренную стрелками и названиями банков, номерами счетов и обозначением транзакций. Вот только каждый путь той или иной суммы денег упирался в тупик, обозначенный, например, так: «Сделать вывод, из каких именно источников производились данные платежи, не представляется возможным ввиду обезличенности денежных средств, аккумулированных на расчетном счете». Что с точки зрения любого финансиста является либо неприкрытым невежеством, либо открытым издевательством, потому что подобное утверждение — ересь.

Ни один из банков, что обслуживал эту схему хищения (даже те, у кого, как у «Крайнего Севера», отозвали лицензию), так и не стал интересен следственным органам. Ни один юрист, обслуживающий фальсификацию судебных решений, подтасовку учредительных документов, необходимых для этой аферы, не понес наказания — они всего лишь свидетели, как и сотрудники налоговых инспекций, даже те, которых сейчас преследуют в рамках уголовных дел по другим эпизодам незаконно возмещенных налогов, — но только не в рамках «дела Магнитского».

Из всех уголовных дел, что хоть как-то касаются этой резонансной истории, изменившей во многом отношение мира к России, в живых осталось только одно — по посмертному обвинению самого Сергея Магнитского (ведет следователь СД МВД Руслан Филиппов). Там фигурируют и два «соучастника»: Гасанов, умерший ДО аферы с кражей денег из бюджета, и Коробейников, что некоторое время порулил банком «УБС», через который прошли основные ворованные деньги. Только руководить им он начал уже ПОСЛЕ того, как все деньги разбежались по офшорным счетам, и ровно до того момента, как странным образом выпал из окна недостроенного дома. Обстоятельства его гибели толком не расследовались — несчастный случай, говорят…

Сергей Соколов
заместитель главного редактора

Tags:
 
 
 
RussPress

3 ноября 2014 года

Роман Безсмертный: Лукашенко вступит в войну с Украиной

Москва вынудит Минск вступить в вооруженный конфликт.

Как изменилась внешняя политика Украины после Майдана? Является ли геополитический разворот от России безвозвратным? На эти и другие вопросы отвечает бывший посол Украины в Беларуси (2010-2011 годы), председатель партии «Третья украинская республика» Роман Безсмертный, пишут «Белорусские новости».


«И Россия, и Украина имеют ядерный потенциал»

— Какие причины породили Майдан? И вообще, Майдан — это революция, народный бунт или переворот?

— В классическом понимании — это, конечно, революция. Это очень серьезный информационный сдвиг, повлекший серьезные последствия в обществе, строительстве государственной машины. Сегодня в Украине происходят радикальные революционные изменения, которые поменяли ситуацию не только внутри страны, но и поломали внешнее отношение к Украине. Обратите внимание, как резко разделился мир.

— Падение режима Януковича потребовало от Украины перестройки всей политической системы. Что уже удалось сделать после Майдана?

Успехи очень скромные. Виной тому внешняя интервенция, которая фактически остановила реформирование общества и государства. Украина только начала бороться с последствиями режима Януковича, используя цивилизованный инструмент — выборы. По существу, сегодня идет процесс формирования истаблишмента, которому и вверят проведение реформ.

— Удалось ли официальному Киеву добиться полного признания на Западе?

— Диалог с Западом открыт и понятен для обеих сторон. Остались некоторые проблемы, сопряженные с тем, что украинское общество остается украинским, — оно не могло в один день переродиться, равно как и государственная машина. Вчерашний день очень сильно сказывается на нас — и это является одной из проблем отношений с внешним миром.

А с другой стороны, Украина на глазах удаляется от «восточного брата».

— Украина избрала европейский курс развития, но является ли геополитический разворот от России безвозвратным?

— С нынешней Россией у Украины ничего общего не будет. Или Россия начнет меняться, и тогда наше общество среагирует через выборы, или отношения между государствами и обществами продолжат усугубляться. Это значит, границы падения в двусторонних отношениях далеко не определены.

Сегодня я вижу прогнозируемое ухудшение. И ему пока невозможно даже противодействовать. Восстановить прежние отношения уже невозможно, наладить новые отношения с Россией — еще невозможно. Если Кремль будет меняться, вероятно, следующая власть в Украине поставит перед собой задачу восстановления отношений.

— Почему страна, несмотря на поддержку Запада, до сих пор не получила от него самую необходимую помощь — вооружение?

Запад опасается, что региональный конфликт может перерасти сначала в континентальный, а потом — и в мировой. Надо иметь в виду, что оба государства, которые вступили в войну, имеют ядерный потенциал. И вы прекрасно понимаете: стрельба по малазийскому самолету — не самое страшное, на что могут пойти враги.

Отработанные в мире механизмы позволяют влиять на ситуацию торговыми, финансовыми инструментами, потенциал которых не использован в полном объеме. Сегодня весь мир пытается показать Кремлю: пора остановиться.
В этом здравый смысл, рассудок и разум мира. Но если Москва не изменит свой курс, придется задействовать нежелательные механизмы.

— Вы сказали, что оба государства — и Россия, и Украина — обладают ядерным потенциалом. Но ведь Украина вывела ядерное оружие со своей территории…

— На территории Украины находится столько АЭС, что их поражение может привести к катастрофе, которых до сих пор мир не знал.

— Уже звучали политические заявления и о возможности возвращения ядерного оружия в Украину. Рассматривает ли украинское руководство этот вариант всерьез?

— Определенные политические силы имеют право на такую позицию. С моей же точки зрения, этого делать нельзя. Украина должна придерживаться правил цивилизованного мира (речь не только о статусе безъядерного государства, но и об отношении к военнопленным, цивилизованном отношении к врагу), и только тогда она может рассчитывать на его поддержку.

— Михаил Ежель, который фигурирует в списке восьми бывших министров обороны, подозреваемых в развале украинской армии, до сих пор является послом в Беларуси. Украина испытывает кадровый голод с дипломатами либо причина в ином?

— Сейчас идет следствие, и говорить о серьезных обвинениях еще рано. Более того, я очень осторожен в оценках любого дипломата, кем бы он ни был в своей предыдущей работе. Надеюсь на честное, открытое, публичное следствие — только такое и даст ответ на вопрос, есть к нему претензии или нет.


«Украина должна использовать перемирие для подготовки к войне»

— Какую стратегию реализует Кремль на Донбассе?

Главная задача Кремля — оттяпать восток и юг Украины, создав пояс до Приднестровья, дестабилизировать ситуацию на Балканах, затем нанести удар по Прибалтике, а оттуда через Калининград попытаться влиять на Польшу и таким образом взорвать ситуацию в центре Европы… Да, этот план провалился. Однако отказалась ли от него Москва? Нет. Последние заявления премьера Медведева и президента Путина свидетельствуют: они по-прежнему придерживаются своей концепции и создают еще один плацдарм для удара — на Кавказе. Не случайно происходит объединение армий Абхазии и России.

Почему Кремль идет на это? У России больше нет ресурсов для развития имперского государства. Поэтому Москва взяла на вооружение агрессию, используя ее как инструмент решения внутриполитических проблем. Ситуация в Крыму, в Донбассе не является самодостаточной — это составляющая большого плана агрессии России по всему периметру существования своего государства.

— Почему Киев согласился на минские переговоры, которые угрожают заморозить ситуацию на Донбассе? И насколько эффективно Украина сумела воспользоваться этой передышкой?

— Украина больше всего нуждалась в перемирии. Я нигде не использовал и не буду использовать фразу «минский мир», потому что ситуация предельно ясна: если Украина хочет мира, она должна использовать перемирие для подготовки к войне. Уже очевидно: Москва не остановится на «достигнутом», значит, нужно готовить силовой отпор агрессии. Это касается не только украинского государства, но и НАТО, других блоков, которые территориально сопряжены с интересами России.

В таком свете подписание минского перемирия было очень важным для Украины. Передышка уже оправдала себя. Обратите внимание: Россия не создает на Донбассе механизмы для реализации минских договоренностей. Что свидетельствует: минские договоренности создали много проблем как для сепаратистов, так и внутри кремлевской команды.

Где допущена ошибка? В территориальной привязке подписания договоренностей. Не желая того, Киев создал проблемы для белорусского общества, неформально подняв статус Лукашенко.

Подписав договоренности в Минске, Киев создал проблемы для Европы, заставив ее пойти на диалог — министр иностранных дел Беларуси принимал участие в нескольких неофициальных диалогах. Правильнее дальнейший диалог переносить в Европу. Опасаясь этого, на последнем саммите СНГ Лукашенко разразился возмущенными тирадами: раз уж начали решать здесь, так давайте здесь решать, и нигде больше…

Я постоянно об этом говорю в Киеве, но мой голос слишком слаб, чтобы власти его услышали. Очевидно, конфетный бизнес влияет на международные отношения.

— Насколько удачным оказался выбор нового президента в условиях войны, которым стал «шоколадный король»?

— О правильности выбора свидетельствует поддержка Порошенко: в Киеве более 70% поддержки, по Украине — почти 50%. Ошибки в выборе не было.

«Кремль не оставил Лукашенко выбора»

— Украина рассматривает Беларусь как потенциального союзника, нейтральное государство или как возможного врага? Ведь Беларусь является главным и единственным военно-политическим союзником России.

— Украинцы очень дорожат отношениями с белорусами. Но обоим обществам необходимо четко понимать: можно очень много говорить о братстве и единстве, но достаточно одного выстрела, как братство превращается во вражду.

Еще больше об этом должны думать истаблишмент, элита и официальные лидеры государств. Здесь я задаюсь вопросом: а стоят ли отношения девяти и сорока пяти миллионов человек того, чтобы Лукашенко обменял их на дешевую нефть, газ и другие российские преференции? Задумайтесь, пожалуйста, над этим вопросом.

Просто вскоре перед Беларусью встанет выбор: остаются ли белорусский и украинский народы столь же близки, как сегодня, или, получив на несколько долларов дешевле газ и нефть, стать врагом Украины? У меня нет никаких сомнений, что рано или поздно Путин толкнет Лукашенко на вооруженный конфликт с Украиной. У Путина уже нет остановки — он проехал станцию, на которой мог остановиться.

— То есть, Москва потребует от Минска вступить в открытую войну с Киевом?

— Однозначно. У Путина не остается другой возможности, кроме как толкать Лукашенко на конфликт с Украиной. Путин превращается в тигра в клетке, которая сужается и может его раздавить.

— Каким образом официальный Минск может избежать втягивания в войну, и в состоянии ли белорусские власти это сделать?

— В рамках объединений, в которые вступило белорусское руководство, у него нет тормоза в руках. Ваша страна сегодня открыта, и она не сможет противостоять давлению Кремля. Поэтому уже сейчас и Казахстан, и Беларусь должны поставить вопрос об изменении правил внутри евразийского сообщества, а Беларусь — еще и внутри союзного государства.

Минск сегодня должен задуматься о том, как диверсифицировать все кровеносные системы, которыми он привязан к Москве. Ситуация в российской экономике будет ухудшаться. Это значит, Кремль поставит вопрос роста цен. Иначе говоря, распределяя ресурсы в рамках Евразийского экономического союза, Россия будет воровать деньги и у белорусов, и у казахов.

Я не исключаю, что на определенном этапе Беларуси придется просто разрывать отношения с Россией.
Сегодня российское общество готовится к войне.

— Значит, чтобы Беларусь могла хотя бы ослабить притяжение России, ей необходимо разворачиваться на Запад?

— Нужно ставить вопрос о выработке механизмов внутри интеграционных объединений с Россией. И нужно подавать сигналы цивилизованному миру, что Беларусь проведет следующие выборы хотя бы в протодемократических условиях. Потому что существующая способность белорусской власти провести демократические выборы равна нулю. Уровень кремлевской наживки, которую заглотил минский режим, не дает возможности на самостоятельную политическую деятельность.

У Лукашенко очень малый выбор: или он действует под диктовку Москвы, или его просто физически уничтожат — это видно уже невооруженным глазом. Поэтому белорусской элите, истаблишменту нужно прежде всего понять: Кремль не оставил Лукашенко выбора.

— Если судить по последним заявлениям Лукашенко, подает ли он миру сигналы о готовности провести реальные выборы?

— Для него стала шоком ситуация с Крымом, события на украинском Донбассе. Было видно, как он ищет ответ и убегает от прямого ответа, который лежал наверху. Я понимаю попытку спрятаться за фразу «нужно остановить войну», не отвечая на вопрос — это внутренняя война или внешняя интервенция? Но если он об этом говорит, значит, все время задает себе вопрос: какую задачу перед ним завтра может поставить Путин?

— Значит, вы прогнозируете дальнейшую эскалацию российско-украинской войны?

— Да. Но это уже давно не российско-украинская война. Это война России против всего мира.

Tags:
 
 
 
RussPress

29 октября 2014 года

Кремлевские тролли: технология работы

250 человек, сменяя друг друга раз в 12 часов, круглосуточно пишут посты и комментарии прокремлевского характера в соцсетях.

«Деловой Петербург» поговорил с двумя бывшими «троллями на зарплате» и узнал, сколько платят за положительные посты о Владимире Путине.

Сотрудники ООО «Интернет Исследования», рассказывают, что устроились на работу, не предполагая, о чем предстоит писать. По словам Д. (собеседники не раскрывают своих имен), ей сообщили, что она будет вести «живой журнал» «как домохозяйка, только из офиса»; тестовое задание также не касалось политики.

Штатный блогер должен выдавать десять постов в день на различную тематику, чаще всего — реакцию на новости с «правильными выводами». «Мы работали по 12 часов два через два. У блогера норма — 10 постов в день, 750 символов минимум, у комментатора — 126 комментариев и два поста. У блогера в распоряжении три аккаунта. 10 ТЗ ему нужно между ними распределить. ТЗ состоит из тезиса какого-то, чаще всего новости, и вывода, к которому ты должен прийти. То есть нужно подогнать решение под ответ. Условно, ты пишешь, что испек сегодня вкусные пирожки, а в конце — как хорошо в России жить, а Путин хороший», — рассказывает Д.

Это завод полного цикла: одни пишут посты, другие комментируют. Чаще всего друг друга. По словам Д., комментатором работать веселее. «Цепляешься за разную авторскую бугагу. Но в конце должен кого-нибудь из властей все же похвалить. У комментатора главная задача создать движуху под постом, который без этого никому и не нужен. Набрасываться на топовых блогеров в наши задачи не входило. Видишь какие-то явные нестыковки: стилистику отвратительную, безграмотность - и ругаешь автора», - рассказывает Д.

В основном, тематика технических заданий касалась Сирии, тех или иных действий Путина, осуждения политики президента США Барака Обамы. Руководители фирмы просили положительно высказываться о присоединении Крыма. Заданий писать что-либо про лидеров российской оппозиции, в том числе Алексея Навального, не было.

В компании ведется «идеологическая работа» с сотрудниками, с лекциями перед платными блогерами выступают политологи. Однако, как правило, в «Интернет Исследованиях» работают не из убеждений, а ради высокой по меркам Петербурга зарплаты — около 40 тыс. руб. в месяц.

По словам собеседников издания, недавнов компании начали экономить на всем, стали часто штрафовать за опоздания, ввели категории качества для постов. Из-за этого многие начали увольняться.

«Общее ощущение? Омерзение. Зарплата была привлекательной, ничего не попишешь. Мы тут не уникальны совершенно. Бороться с омерзением можно очень долго. Многие живут так годами. Костерят нелюбимую работу, но идут на нее утром. Нам же больше этого не нужно», - подытожила Д.

Tags:
 
 
 
RussPress
25 October 2014 @ 07:54 pm
25 октября 2014 года

Валдайский форум стал трибуной для объявления новой Холодной войны. Риторика сомнений не оставляет:
речь идет о сохранении режима.

Валдайский клуб в нынешнем году оформился в качестве трибуны, на которой определяется генеральная внешнеполитическая линия партии. Других подобных трибун в стране не осталось. В отношении госпропаганды, к примеру, всегда можно сказать, что беснование насчет радиоактивного пепла есть личная инициатива талантливых и увлеченных телеведущих. В парламенте у нас, как известно, много мнений, но все бесполезные.

Депутаты сходятся в том, что Америка — это наш враг, но каждый определяет план действий по-своему. Кто-то собирается запретить в России «Макдоналдс», другие фракции инвестируют в квартиры в Майами, целыми семьями готовясь, вероятно, к карьере разведчиков. Россия в последний год, конечно, очень заметна на внешнеполитической арене, но чего именно она хочет, зачем нарушает международное право и скандалит, — остается, по большому счету, тайной. «Я дерусь, потому что дерусь», — вот принцип Лаврова и Чуркина.

Валдайский клуб, где Путин и его единомышленники по Крымско-Донецкой кампании 2014 года произнесли длинные речи, должен был эти вопросы прояснять. Что для волнующихся граждан России, наблюдающих, как тают их сбережения, что для встревоженных соседей и бывших партнеров. Клуб закончил работу. Нельзя сказать, что нам наконец-то объяснили причины драки, но некоторые выводы сделать можно.

На Валдае Путин поведал нам, что главная проблема россиян сегодня, ключевое препятствие на пути нашего счастья и процветания — это США. Это они разрушили послевоенную систему «сдержек и противовесов», перешли к политике грубой силы, действовали подкупом и шантажом, определяли легитимность режимов в суверенных государствах в зависимости от близости к Вашингтону, а также поддерживали откровенно террористические и неонацистские режимы (это, вероятно, по поводу «киевской хунты»). Описывая действия американцев, Путин для большей убедительности даже употребил термин «отжимать», противопоставив его термину «договариваться». «Мы хотели договариваться, они предпочитали отжимать… Хватит это терпеть!» — вот к чему свелся спич национального лидера.

Получилась мюнхенская речь-2, этакое неловкое объявление холодной войны. Государевы плотники уже начали возводить каркас нового железного занавеса, но в нем на всякий случай оставляют щели, форточки. Вдруг американцы испугаются и решат, что с таким замечательным партнером как мы все-таки нужно сотрудничать? Например, есть тема международного терроризма. Мы были бы рады, конечно, быть партнерами Америки и мирового сообщества в этой сфере, как это было после 2001 года. Но ведь террористы продают нефть по бросовой цене, покушаясь тем самым на святое.
Так что те, кто покупает такую нефть, фактически финансирует терроризм, говорит Путин. А нефть нужно покупать нашу, дорогую, чистую — инвестировать тем самым в развитие Русского мира и Крымской республики.

Отвечая на вопросы об Украине, президент решил углубиться в историю. Крым был передан неразумным Хрущевым, а еще раньше советская власть «для увеличения числа пролетарского населения Украины» включила в ее состав Новороссию. Украину Путин в этой связи назвал «сложносочиненным государственным образованием», намекая, вероятно, на необходимость дальнейшей «федерализации». Должно быть, это замечание снова не на шутку взволновало казахов, у которых тоже есть пролетарские территории, полученные от советской власти, — в частности, Рудный Алтай с центром в Усть-Каменогорске. На этом фоне Путин рапортует об успешных интеграционных проектах, в которых участвует наша страна, — ШОС, Евразийский союз. Дескать, совсем мы не похожи на авторитарных изоляционистов. Наоборот, ждем гостей на огонек Русского мира. Кто с нами, тот не замерзнет нынешней зимой.

Главная рациональность речи Путина, похоже, состоит в том, чтобы продолжить игру во «вбивание клиньев» между США и Европой. Во всем виноват жестокий Pax Americana, русские ополченцы из последних сил бросили ему вызов, а ЕС в этой конструкции выглядит разве что как невольная жертва алчных американцев. Похоже, Путин, несмотря на целую серию согласованных действий США и ЕС по украинскому вопросу, все еще верит в то, что способен переиграть всех и сделать из европейцев своих потенциальных союзников. Какие советники шепчут ему такие мысли? Вероятно, те, кто всегда играл в российских элитах партию борьбы с американской угрозой, эти люди известны.

В последние месяцы было много слухов, будто бы лица, принимающие решение в игре от Русского мира, всерьез анализируют украинскую ситуацию в терминах противостояния Америке. Они считают, что Майдан был организован американской агентурой, и требуют ответных действий России, которые, вероятно, и были «по той же технологии» реализованы в Донецке. Путин, сводящий оценку текущего положения к антиамериканской риторике, подтвердил эти слухи.

В Кремле действительно думают, что украинцы — «марионетки Запада», и выстраивают свою стратегию соответствующим образом. Руководитель президентской администрации Сергей Иванов в кулуарах заявлял, что Россию можно «резать и убивать», но Крым не будет возвращен Украине никогда и ни при каких условиях. Путин вынужден призывать свое окружение к смирению: «мы не будем строить империю», «нам все еще нужна демократия».

Ясно, что на карту сейчас поставлено выживание режима, сложившегося в России в последние десятилетия.
Нужно накормить волков из «Роснефти» и оставить целыми пенсионеров. Оставить надежду и смысл существования для бюджетников, военных, работников ВПК. Ездить отдыхать в Турцию с нынешним курсом евро и доллара будет трудновато, так что нужен новый смысл нашего существования. Что ж, будем практиковать горячий, бездумный антиамериканизм. Внешний враг надолго объединит нацию.

Перед началом речи на Валдае Путин обещал говорить жестко, по существу, оставив в стороне дипломатические ухищрения. Публика затаила дыхание. Сейчас нам расскажут о том, как госкорпопации друзей президента финансируются за счет денег пенсионеров, как поглощение Крыма обернулось сильнейшим падением реальных доходов населения начиная с 90-х, как европейские страны отказываются от сотрудничества в России даже в сфере культуры и образования, как началась свирепая борьба за власть на отторгнутых украинских территориях, как ухудшение качества жизни в стране идет рука об руку с расцветом всех сортов социальной ненависти.

Но нет, нам опять затянули старую песню. Америка, гегемония, однополярный мир, мы не позволим, потуже затянуть пояса. Ничего «жесткого» в этих словах, конечно, нет, иначе самым жестким лидером в мире был бы Ким Чен Ын.

Кирилл Мартынов
философ, публицист

Tags:
 
 
 
RussPress

23 октября 2014

Алексей Мацука: Сепаратистам в Беларуси комфортно

Лидеры «ДНР» живут в резиденции Лукашенко в Заславле, заявляют донецкие журналисты.

Алексей Мацука - главный редактор информационного агентства «Новости Донбасса» и основатель «Громадського телебачення Донеччини». Сегодня журналист не может жить в Донецке — на его жизнь несколько раз покушались, квартиру и машину пытались поджечь. Когда работать в родном городе стало невозможно, корреспонденты агентства и канала стали сообщать о происходящем из Славянска, Мариуполя и Киева.

В интервью charter97.org Алексей Мацука рассказал о ситуации в Донецкой области, преступлениях совершаемых пророссийскими сепаратистами и солдатами российской армии в регионе, а также прокомментировал роль белорусского диктатора Лукашенко в этом конфликте.

- В Донецке в настоящее время я жить не могу. Город контролируется вооруженными боевиками. Сейчас эта территория — выжженная земля. Там правят садизм, ненависть, колоссальное недоверие. Действуют пророссийские маргинальные фашистские организации, которые раньше хоть как-то контролировала милиция, но сейчас, при поддержке вооруженных сил Российской Федерации, они почувствовали себя хозяевами, - начинает разговор журналист.




- Как вы относитесь к версии, что сепаратизм на востоке Украины взращивался русскими задолго до войны?

- Так и есть. Мы проводили расследования на тему, кто финансировал сепаратистские организации в Донецкой области. Раньше сепаратистов на 80-90% поддерживали органы местного самоуправления. У нас есть неопровержимые доказательства того, что в таких маленьких городах, как Константиновка, Ждановка или Харцызск существовала реальная связь между сепаратистскими террористическими группировками и городскими советами.

Действовали одни и те же государственные служащие, сотрудники местных органов самоуправления. Поддерживались они властями России, то есть выступали в качестве подрядчиков.

Мы предполагаем, что этим планам много лет. Долгое время проблема находилась в замороженном состоянии и поднималась только в нужный момент Партией регионов и коммунистами, когда им нужно было лоббировать свои интересы и требовать уступок от Киева.

- Кто сегодня воюет на стороне «ДНР» и «ЛНР», кроме, конечно, солдат российской армии?

- По привычке мы называем их сепаратистами, боевиками, террористами. Синонимический ряд большой. Но все упирается в один итог — это войска Путина. Это сепаратисты плюс российская армия плюс фашистская идеология. Я лично сталкивался в Донецке и Славянске с российскими солдатами и наемниками из Чечни.

Они реально убивают людей. Не только украинских военных и добровольцев. Убивают мирное население за иную позицию, за патриотизм, за верность Украине.

Есть еще одна категория людей. Сын Януковича, Александр, поддерживал незаконную угледобычу на территории Донецкой области, и именно сегодня из этих шахт идет основной трафик людей в террористические организации. Террористические группировки «ДНР», «Новороссия» или батальон «Восток» являются для этих людей новым источником заработка.

Мы называем этот район «поясом рабства». Люди там нигде не могли найти себе работу, кроме как заняться незаконной добычей угля для сына Януковича. Мы фиксировали десятки случаев, когда во время работ эти люди теряли ноги или руки, но не могли никуда обратиться, чтобы им компенсировали инвалидность, поскольку не были трудоустроены официально. Если жаловались, хозяева шахт угрожали людям вплоть до убийств.

Эта была целая система, построенная режимом Януковича на страхе. Сейчас многие эти шахты закрыты, но я еще раз подчеркиваю — те люди, которые раньше работали в них, вынуждены были идти в «ДНР» для того, чтобы как-то зарабатывать деньги. Фактически «ДНР» и нелегальные шахты — это одно и то же.

Именно территории, которые были центром нелегальной угледобычи, получили сегодня так называемый особый статус — от Донецка и почти до границы с Россией через Снежное.

- Как восприняла придание особого статуса этой территории проукраинская часть населения?

- Они посчитали, что их предали. По соцопросам за отделение от Украины голосовали не более 20% местного населения. Вопрос: а где сейчас 80% сторонников Украины? А они вынуждены либо прятаться, либо скрывать свое мнение, либо уехать, либо каким-то образом пойти на сотрудничество, чтобы уцелеть.

Территории Луганской и Донецкой областей — исторически украинские. Да, признаю, там есть своя специфика. Но эта проблема возникла, в основном, из-за «Партии регионов» и их друзей коммунистов, которые делали все, чтобы эти области менее всего интегрировались в жизнь Украины.

Например, на протяжении многих лет в донецком областном совете были две фракции — КПУ и ПР. Все попытки демократических партий завоевать электорат в этом регионе нивелировались. Любое альтернативное мнение поддавалось критике и уничтожалось, создавался образ маргинальности.

Сегодня наша задача — дать людям фундамент, на который можно опереться, чтобы они почувствовали себя более защищенными, поняли наконец, в чем же разница между тем, что предлагает Европа и тем, что навязывает Россия.

Европа предлагает свободный рынок, свободные выборы, свободу слова, прозрачность принятия решений. А что предлагает Россия? Путина, его друзей Лукашенко и Януковича, которые породили коррупцию, политических заключенных, убийства инакомыслящих и так далее.

Какой здоровый человек выберет Россию? Думаю, ответ очевиден. Эту парадигму, эту контрверсию и нужно людям показывать и говорить.

- Почему Минск стал переговорной площадкой с террористами?

- Беларусь сегодня является последним оплотом советского тоталитаризма. И ничего удивительного, что сепаратисты поехали на переговоры не в Женеву, не в Варшаву, а именно в Минск.

Белорусская территория для них комфортна. Лукашенко может обеспечить безопасность боевиков. Что само по себе должно вызывать удивление. Боевик террористической группировки приезжает в иностранное государство, и по-хорошему спецслужбы должны были его арестовать.

Но на самом деле, Лукашенко - большой друг «ДНР». Ну, а как по-другому можно назвать? Ведь официальных лиц в Минске не было. Общественных организаций из Донбасса не было. Туда поехали только террористы.

Я знаю, что сепаратисты живут в Минске за счет белорусского бюджета. То есть фактически белорусы оплачивают проживание в резиденции Лукашенко в Заславле лидера террористов Пургина, обеспечивают поставки для него алкоголя и еды, прислугу и все остальное.

Вопрос к нашим властям, почему они прибегли к помощи Лукашенко. Мы каждый день спрашиваем: почему мнение общественных организаций или аналитических центров не учитывается? Почему бы не провести общенациональный диалог для решения этой проблемы?

- Сегодня Лукашенко — популярная личность в украинских медиа. Похоже, что его мнение о статусе Донецка и Луганска интересует журналистов больше, чем позиция западных политиков.

- Мне лично стыдно от того, что Лукашенко до сих пор является президентом страны, которая и ментально и географически является нашим другом и партнером.

Беларусь — сегодня такое большое Приднестровье, серая зона, неконтролируемая с точки зрения контрабанды. Я думаю, что ни для кого не секрет, что Лукашенко поставляет оружие странам-изгоям. Происхождение его миллиардов — тема большого международного расследования.

Важно собирать данные о всех преступлениях Лукашенко — потом это пригодится в суде. Нельзя допускать, чтобы политическое и общественное внимание к диктатуре в Беларуси ослабевало. Этого не должны допустить ни международные организации, ни белорусская оппозиция. Преступления Лукашенко не имеют срока давности, и он должен быть наказан за все, что творил с белорусским народом, а все его коррупционные схемы должны быть раскрыты.

Лично у меня веры Лукашенко нет. До недавнего времени у Путина в одном кармане был Лукашенко, во втором — Янукович. После свержения последнего в кармане у российского правителя остается белорусский диктатор. У Путина цель одна — марионетки-президенты в соседних государствах.

- Сегодня многие белорусы находятся под влиянием путинской и лукашенковской пропаганды. Слова «лишь бы не было войны» вновь обрели чрезвычайную актуальность.

- Украина отказалась быть марионеточным государством и сегодня стоит на пути прогресса. Возможно, цена, которую мы заплатили, напугала людей в Беларуси. Но говорить «лишь бы мир и неважно с кем», значит, подыгрывать Лукашенко.

Думаю, люди не осознают, что этот тезис является порождением PR-технологий, заказанных самим диктатором. Явно эти заклинания распространяются у вас сегодня везде: шепчут соседи, коллеги по работе, говорят в общественном транспорте, пишут в социальных сетях и т.д. В информационное пространство запускаются нужные властям месседжи.

- Каких шагов вы ждете от новых властей Украины во внешней политике?

- Украинские политики должны быть принципиальны в своих высказываниях и действиях. Потому что основа их власти — это украинцы.

Конечно, сегодня мы должны победить на востоке Украины. Но нельзя забывать и про внешний «фронт». Мы должны помочь белорусам освободить страну от диктатуры. Должны оказывать помощь вашим демократическим силам, независимым журналистам, гражданскому обществу. Все-таки Беларусь — это не один Лукашенко. Это многомиллионная страна, где каждый человек индивидуален и имеет право на лучшую жизнь.

Tags:
 
 
 
RussPress
22 октября 2014 года

Одним из вариантов развития событий может быть следующий.

Своей агрессией против Украины, оккупацией и аннексией Крыма, войной на Востоке Украины путинский режим разрушил основы международного порядка в Европе, существовавшего с конца Второй мировой войны. Агрессивные намерения Кремля при этом, увы, не ослабели. Более того, наблюдаются явные признаки нарастающих приготовлений к, очевидно, более масштабной, жесткой и продолжительной конфронтации с окружающим миром, включая не только очередную холодную, но и вполне горячую войну.

В ходе Первой и Второй мировой войн страны-агрессоры, оказавшиеся в эпицентре военного противостояния (Германия в обеих войнах, Австро-Венгрия, Россия, СССР) подверглись колоссальным разрушениям, понесли военные и гражданские потери в десятки миллионов человек. Число жертв составило от 10 до 15% предвоенного населения соответствующих стран. С развитием военно-технического прогресса разрушительная сила применяемого оружия возрастает.

В случае развязывания масштабного военного конфликта против значительной части современного мира нынешняя Россия скорее всего будеть иметь дело с коалицией государств, совокупная военная, экономическая, демографическая мощь которых превосходит российские показатели, как минимум, в 16-18 раз. Итог такого противостояния предсказуем. Россия будет разгромлена, ее экономический, жилищный, инфраструктурный потенциалы будут разрушены. На огромных территориях будет прекращено электро-, водо- и газоснабжение. Возникнет угроза голода и массовых эпидемий. При таких же соотношениях потерь, какие были продемонстрировны в предыдущих мировых войнах, число жертв нового военного конфликта может составить десятки миллионов человек. Значительная часть России может быть оккупирована войсками иностранных держав, которые установят оккупационный режим.

По окончании войны державы-победительницы могут предпринять шаги для недопущения реставрации материальных основ российских милитиаризма, шовинизма и агрессии. В этих целях на Россию могут быть наложены обязательства выплатить репарации и компенсации жертвам российской агрессии. В части обеспечения этих обязательств некоторые части нынешней территории России, являющиеся историческими областями соседних государств, в свое время аннексированные у них, могут быть этим странам возвращены. Передаче могут быть подвергнуты территории, по отношению к которым за рубежом время от времени предъявляются публичные и непубличные претензии, например: Пыталовский район Псковской области – Латвии, Кингисеппский район Ленинградской области – Эстонии, север Карельского перешейка, Приладожская Карелия, Печенга – Финляндии, Калининградская область (Восточная Пруссия) Германии, Смоленская и Брянская область – Беларуси, Воронежская и Ростовская области, Краснодарский край – Украине, значительные территории Западной Сибири – Казахстану, не менее 1,5 млн квадратных километров Сибири и Дальнего Востока – Китаю, курильские острова и Сахалин – Японии. Нефтяные и газовые месторождения, крупные источники минеральных ресурсов, сеть магистральных трубопроводов, банковская система, являвшиеся основой финансирования агрессивной политики предшествующего периода, могут быть переданы под международный контроль.

Возможно, Россия еще не успеет пройти весь этот описываемый путь, когда абсолютное большинство выживших в условиях страшного военного конфликта российских граждан искренне поддержит намерение временного правительства (вар.: немедленно и жестко потребует от него) немедленно и безоговорочно передать Крымский полуостров его безусловному собственнику – братской Укриане, восстановление нормальных дипломатических, экономических, человеческих отношений с которой станет тогда первоочредной задачей возрождающегося после чудовищной катастрофы российского общества.

Конечно, это лишь один из возможных малоприятных для России и ее соседей сценариев. Гораздо более выигрышным для России
было бы сознательное и добровольное возвращение Крыма Украине до начала реализации такого рода сценариев.


Андрей Илларионов
---
http://aillarionov.livejournal.com/745627.html
Tags: