You are viewing russpress

RussPress
21 мая 2015 года

СВЕТЛАНА АЛЕКСИЕВИЧ:
"Беларусь — давно тоталитарное государство, а в России все это начинается."

Встреча с известной белорусской писательницей Светланой Алексиевич прошла вечером 13 мая в Варшаве. В Доме встреч с историей была представлена ее новая книга «Время second-hand. Конец красного человека». Вместе с автором книгу представляли переводчик Ежи Чех и писатель Мартин Поллак.

Зал был полон. Как польских, так и белорусских читателей книг Светланы Алексиевич интересовал взгляд писательницы на последние события в мире — в частности, войну в Украине.

Журналисты сайта charter97.org подготовили стенограмму ответов Светланы Алексиевич.

О войне России против Украины

- Как можно заливать страну кровью, производить преступную аннексию Крыма и вообще разрушать весь этот хрупкий послевоенный мир? Нельзя найти этому оправдания.

Я только что из Киева и потрясена теми лицами и теми людьми, которых я видела. Люди хотят новой жизни, и они настроены на новую жизнь. И они будут за нее драться.

А сотни российских танков в Донбассе — это не разговор, и натравливать братские народы друг на друга — это смерть для политика.

Украинский народ не победить

- Тем, кто сегодня выступает в защиту сепаратистов в Донбассе, стоит посмотреть, что рассказывают украинские солдаты, которых эти так называемые ополченцы, а скорее всего русские контрактники, брали в плен. Как они над ними издевались.

Как русских везут обратно убитых? Их тихонько, тайком хоронят, как преступников. В то же время в интернете я видела документальное видео: огромные рефрижераторы развозят по Украине тела украинских солдат и офицеров. И вот сколько эти рефрижераторы едут по Украине, столько вдоль дороги на коленях стоят люди. Когда я увидела эти кадры, я поняла, что в этот раз этот народ не победят.

Путин — кагэбэшник

- Путин — не политик. Путин — кагэбэшник. И то, что он делает, это провокационные вещи, которыми обычно занимается КГБ. Найти какие-то элементы в каждой стране не составляет никаких проблем. Вот сегодня отправьте 100 танков в Беларусь и контрактников, и что будет с этой мирной тихой страной? Часть захочет в Россию, часть захочет в Польшу, и это будет опять кровь.

Почему молчат русские матери?

- Я думаю, что это заблуждение, что русский или белорусский человек боится говорить. Он, может быть, боится говорить на каком-то пропагандистском уровне. Хотя сегодня меня, например, потрясает, что русские матери, у которых сыновья погибли в Украине, боятся говорить об этом журналистам.

Я одну мать спросила: почему вы молчите, ведь погиб ваш сын? А она говорит: мне тогда не дадут миллион, а за этот миллион я хочу купить дочке квартиру.

Когда я писала книгу об Афганистане «Цинковые мальчики», люди были честнее, матери орали, кричали.

Это нельзя назвать чистым страхом, очень много чего смешалось. Люди разочарованы в тех 20 годах, которые прошли после развала Советского Союза. Это мы, элита, хотели «перестройки», а народ молчал. А сейчас, когда Путин заговорил на их языке, оказалось, что вместо будущего люди выбирают прошлое. И это самое страшное открытие последних лет.

Конечно, русское телевидение развращает. То, что говорят сегодня журналисты российских СМИ — их просто надо судить за это. Что они говорят о Европе, о Донбассе, об украинцах... Но дело не только в этом, а в том, что народ хочет это слышать. Мы можем говорить сегодня о коллективном Путине, потому что Путин в каждом русском сидит. Мы столкнулись с тем, что Красная империя ушла, а человек остался.



Мы жили среди жертв и палачей

- Это страшно, что вместо того, чтобы разговаривать, люди начинают стрелять в друг друга. Но я бы не сказала, что это только в русском народе. В прошлом 20 веке мы видели, как это происходило в Югославии, Приднестровье, Афганистане. Зверь в человеке просыпается очень быстро.

Я была на войне в Афганистане. Меня не пускали в бой, но я видела, с какими глазами люди возвращались из боя. Этим мальчишкам надо было какое-то время, чтобы прийти в себя. Я бы даже сказала, что у них были ненормальные лица.

21 век опять начался с крови, и литература должна писать о том, что надо «убивать» идеи, надо спорить, а не убивать людей.

Надо сохранить этот хрупкий мир, который установился после войны. Мы имеем дело с русским человеком, который за последние 200 лет почти 150 лет воевал. И никогда не жил хорошо. Человеческая жизнь для него ничего не стоит, и понятие о великости не в том, что человек должен жить хорошо, а в том, что государство должно быть большое и нашпигованное ракетами.

На этом огромном постсоветском пространстве, особенно в России и Беларуси, где народ вначале 70 лет обманывали, потом еще 20 лет грабили, выросли очень агрессивные и опасные для мира люди.

Любой, кто жил в советской стране, подтвердит, что мы жили среди жертв и палачей. Например, в той деревне, где я жила, все знали, что этот полицаем был во время войны, этот — во времена ГУЛАГа предавал людей. Мы все время жили среди таких людей. А человек, который находится в таком пограничье, может стать и жервой, и палачом.

Нет химически чистого зла

- В моей книге есть один потрясающий рассказ, когда человек говорит: «Нет химически чистого зла». Когда он был маленьким, то был влюблен в тетю Олю — дивный голос, длинные волосы... И вот «перестройка», все начали говорить то, о чем молчали, и он узнает, что тетя Оля в 1937 году донесла на родного брата и тот погиб в лагерях. Когда тетя Оля заболела раком и умирала, он задал ей вопрос, который его все время мучил: «Зачем ты предала своего брата?» Тетя Оля сказала: «Попробуй найти в сталинские годы честного человека. Честных людей не было». Уходя, он спросил ее: «Что ты помнишь о 1937-м годе?» А она говорит: «Это был лучший год в моей жизни, я была любима, я любила, я была счастлива».

Вы понимаете, зло рассеянно в нашей жизни, рассредоточено, а не каким-то слитком торчит. В Аушвице были сотни охранников, а сколько немцев поддерживали это, были носителями банального маленького зла? Вот это самая главная проблема. И сегодня то же самое повторяется.

Нам важно понять, откуда мы вышли. Это должно объяснить многое из того, что с нами сегодня происходит. Но по большому счету, не отрефлексированы ни ГУЛАГ, ни война. Об этих темах откровенно не поговорили. А сегодня - вплоть до уголовной ответственности. То, что говорил Сталин — эта версия опять принята за главную.

Например, единственный в России музей жертв ГУЛАГа — в Перми. Сейчас там всех сотрудников уволили, на этой основе делают музей работников ГУЛАГа. То есть уже не жертв, а палачей. Главная государственная идея, как эпидемия, заразила всех — якобы была великая Россия, которую потеряли в 1990-е, а сейчас должны восстановить.

…Но моя книга — не безнадежная. Там такая сила человеческая. Единственное — я никак не могу найти ответ на один вопрос. Почему вот эти наши страдания, страдания наших дедов, прадедов, не конвертируются в свободу? Это большой вопрос, конечно. Но в то же время, более 50 узников Болотной площади в Москве сидят в тюрьме и не сломались. И место, где убили Бориса Немцова — власть убирает ночью цветы, но люди на следующий день снова и снова несут.

Беларусь — это смесь мафиозного и советского государства

- Я сталкивалась с цензурой в советское время. А потом после «перестройки» люди стали смелее, стали писать мне, звать, и я вынуждена была вернуться и сделать дополнительное издание книг.

А вот сейчас цензура в Беларуси такая ползучая, в постоянном болотном состоянии. Беларусь — давно тоталитарное государство, а в России все это начинается. Там труднее ввести такой тотальный контроль, какой введен в Беларуси. И на сегодняшний день мои книги выходят в России, но в Беларуси не выходят. Только недавно оппозиционные ребята издали мою книгу на белорусском языке, но смогли напечатать только в Литве.

В Беларуси мы имеем совершенно тотальный контроль. Вот здесь в зале сидит экс-кандидат в президенты Беларуси Андрей Санников, который за свое участие в выборах отсидел в тюрьме и на своей шкуре испытал, что такое тоталитарный белорусский режим сегодня.

Это смесь мафиозного и советского государства. Это коктейль, которого даже историческая наука не знает, как назвать и определить.

Я — белорусская писательница

- 40 лет я занимаюсь исследованием советской цивилизации. Социализм и фашизм - это две идеи 20 века. Очень коварные и искусительные. Меня всегда интересовало, почему происходит этот момент слепоты в обществе, как, например, сейчас в России.

Выгнать всех коммунистов, снять их портреты — это одно, но изъять это из человеческой души — гораздо труднее. Недавно умер мой отец и он завещал, чтобы партийный билет похоронили вместе с ним. Он очень верил в коммунизм. Я пытаюсь понять, исследовать, как это произошло, как это случилось на огромном пространстве, в 15 республиках бывшего СССР.

Я бы назвала себя белорусской писательницей, но с чувством этой советской общности. Белорусской, потому что я из этой ментальности, из этой географии, из этой истории, это же все во мне.

Да, я пишу на русском языке, но во многих странах родившиеся в одной стране пишут, например, на немецком или в Ирландии пишут на английском. Я думаю эти процессы нельзя так резко очертить, как хочется нам в Беларуси — или ты белоруска, или ты русская. Тем более в современном мире.

Когда я писала книгу о Чернобыле, она раздвинула мое мировоззрение. Когда я поняла, что человек начинает бояться воды, земли, я почувствовала общность со всем живым, с какой-нибудь бабочкой, ежиком... Собственно, Чернобыль, мы еще не осознали этого, выбросил всех нас в совершенно другой процесс.

Я вернулась, потому что очень соскучилась

- 11 лет я жила в разных странах Европы — существует очень мощная поддержка и солидарность писателей всего мира. Я вернулась, потому что мне как писательнице важно дышать этим воздухом, разговаривать с этими людьми, видеть их.

Власть ведет себя так, как будто меня нет. Меня не печатают в государственных изданиях, не пускают на радио или телевидение, публикуют только в оппозиционных СМИ.

Конечно, учитывая мою некоторую известность в мире, властям не так легко что-то предпринять против меня, хотя, как показывает опыт Андрея Санникова, они могут все. Для них нет авторитетов.

Я вернулась, потому что очень соскучилась. Я хотела видеть, как растет моя внучка Янка, хотела видеть наших людей, наши пейзажи. Хотя жить, конечно, сложно — такое замкнутое пространство.

Не надо впадать в отчаяние

Андрей Санников, задавая вопрос Светлане Алексеевич, напомнил о подвиге десятков тысяч белорусов, которые вышли на улицы Минска 19 декабря 2010 года в знак протеста против фальсификации итогов президентских выборов.

Политик спросил автора книги «Конец красного человека», какой, на ее взгляд, человек пришел, если ушел «красный»?

- Человек, который только что пережил серьезную болезнь и не знаю, можно ли его в этом обвинять — он переживает сейчас такой вульгарный период. Ему хочется попробовать разную еду, съездить в Египет отдохнуть, то есть это пока человек, живущий материальным миром. Меня все время поражало, что когда едешь через Литву, остановишься и начинаешь говорить там с людьми, они мгновенно включаются в политический разговор — о свободе, об интеллектуальных вещах. Когда едешь по нашим деревням, мужики говорят: какая свобода, вот всего навалом, какой хочешь колбасы, какой хочешь водки. А когда пытаешься вытянуть его на какой-то разговор, на тебя смотрят, как на инопланетянина.

Но я говорю себе, своим друзьям — не надо впадать в отчаяние. Надо заниматься просветительством и очень много работать. Это наш народ, другого нет, - ответила Светлана Алексиевич.
Tags:
 
 
 
RussPress






Free Belarus


freebelarus






17 мая 2015 года






Пришло время присоединиться к общему подвигу и стать героем.

Об этом в интервью украинскому «Проекту 603,7» заявил лидер белорусской группы BRUTTO Сергей Михалок.

Сайт charter97.org сделал стенограмму интервью:

- Группа BRUTTO позиционирует себя как белорусско-украинская бригада творческого террора и музыкального отпора. Подчеркиваю слово «террор» и слово «творческий». Дело в том, что мы в своем творчестве иногда выступаем своеобразными культурологическими агрессорами. Мы не скрываем, что в наших текстах, в нашей музыке очень много радикализма, много вещей, связанных со злободневными событиями, очень много противостояния, протеста, бунтарства - как эфемерного, поэтического, художественного протеста, так и протеста реального.

Мы своеобразная агит-бригада, которая в своих выступлениях, в своих театрализованных постановках много уделяет внимания тому, что происходит в данный момент в мире.

Контркультура, субкультура — это всегда партизанская борьба. Это листовки, граффити, своеобразный образ жизни и образ мышления. Мы стараемся, как говорят, «незашквариться», не участвуем в каких-то помпезных новогодних огоньках, не даем интервью крупным изданиям, не ходим на телевидение.

Мы музыкальные партизаны, но при этом ясно говорим, кто наш враг: Кремль, империи, тираны, Лукашенко, Путин. Мы не скрываем, что поддерживаем идеи демократии и свободы. Мы не оперируем набившим оскомину противостоянием «правые-левые», «фа-антифа». Мы аккумулируем в BRUTTO всю ярость субкультуры и андеграунда, которым надоело просто доверяться власти, доверяться этим свиньям, которые на протяжении многих лет насилуют свой народ и несут только смерть и трэш, обещая при этом райские гущи.

- Этот хронический шовинизм одного высокопоставленного Пуделя телерадиопутем передается широким массам. Он вообще излечим? И что делать тем, кто инфицирован этим недугом? В частности с ребятами из России.

- Мы с BRUTTO выступали в Росиии. Конечно, столкнулись с серьезным противостоянием. Но вообще мы из Беларуси. Именно в Беларуси началось восхождение тоталитаризма. Белорусский диктатор Лукашенко более 20 лет находится у власти, и многие его приемы и наработки послужили дурным примером, в том числе и для Путина.

Путин — это гэбист, человек для которого важно, чтобы постоянно был трэш, было противостояние. Вообще силовые ведомства, все эти участники теории заговоров, очень любят агрессивную среду: войну, кипиш, тайные спецоперации - тогда они становятся нужными.

В мирной жизни норвежцев или канадцев спецслужб практически не видно, потому что им там нечего делать - там толерантное общество, права человека, гражданские свободы, но и огромная ответственность каждого человека. То же, что происходит на территории бывшего Советского Союза — это некая антиматерия.

Информационный напалм, который создает Лукашенко, информационный напалм, который создает путинская империя — это долгий массированный мозговой штурм. Конечно, многих трудно спасти. Но мы поем песни, снимаем клипы, говорим какие-то вещи. Сейчас в нашей группе играют белорусско-украинские ребята, которые понимают, что
в Украине произошло самое важное событие за последние 20 лет, когда народ дал отпор коррумпированной, тиранической власти.

Я думаю, что ни Путин, ни Янукович, ни Лукашенко, никто этого не ожидал. Никто не мог просчитать подвиг народа, никто не мог подумать, что «маргинальные группы», как они называют ребят из хард-кора, выйдут и будут готовы к сватке. Революционную ситуацию можно создать, но есть прямое столкновение в крайний момент. В основном, конечно, коллективный кретинизм перерастает в панику, трусость, бегство. Вы первые, кто не побежали. К сожалению, в Беларуси навязывается «код терпил» уже многие годы - в рок-н-ролле, в субкультуре, в хипстерстве. Очень много бреда: «да у нас нормально», «да у нас неплохо».

И это позволяет нашему правителю лавировать туда-сюда, хотя он, конечно же, марионетка и вассал Кремля. Поэтому когда он говорит вашему президенту «Петя, мы поможем» - это, конечно же, вранье. Он просто пытается разыгрывать какие-то свои комбинации.

- И вашим и нашим.

- Я бы сказал: вашим меньше. Все-таки он подыгрывает Кремлю. И все эти переговоры, когда глава государства принимает террористов у себя в стране, как мировых лидеров, принимает это быдло и гопников из ДНР...

Слава богу, что в нашей стране есть молодежь. Основной части молодежи, околофутбольщикам, людям и из хардкора, панка, конечно же, это очень не нравится. Нам не хочется быть частью Российской империи и этого пресловутого «русского мира».

На протяжении 10 лет в своих песнях, в своих клипах я борюсь с возрождением Совдепии. Вот этот толитаризм, описанный Шаламовым, Солженицыным, не только вернет нас в дикие и очень страшные времена, это может разорвать всю планету. Потому что в своих амбициях Путин, возрождающий некий Советский Союз, возрождает голема, берет фильм «Свинарка и пастух», берет полоумных стариков и старух, которые уже не помнят как было плохо, а помнят только хорошее и многое восстанавливают в памяти по советским книгам и фильмам. Ведь когда люди смотрят фильм Данелии «Я иду, шагаю по Москве», они думают, что Москва такая и была. Москва тогда была в урках, выход из дома, для человека не владеющего кастетом, финкой, мог закончиться больницей или кладбищем - вот какая она была. Да, был Советский Союз читающий, был индустриальный, но по сути своей советская империя — это абсолютнейшее зло.

Если Путин победит, то п....ц всем. Не будет больше ни одного шанса ни у одного народа, если Путин, как пишут его поклонники, переиграет. Какая игра? Убивают совершенно беззащитных людей. Приезжают какие-то челы, как на сафари, которые раньше стреляли где-то в тайге, ходили в пейнтбольный клуб, потом приезжают и отстреливают живых людей.

- Пореченков?

- Ну, это гупешки. В определенный момент они быстро мимикрируют. Эти 90%, которые сегодня поддерживают Путина, на следующий день после его конца будут говорить: «А мы не знали, а мы были здесь ни при чем». Что было после смерти Сталина? Где были те люди, которые писали доносы, где были те люди, которые стучали на своих соседей, на своих родных и близких? Не было же никакой люстрации.

- У Гитлера тоже был хороший процент поддержки.

- Да! Что тут говорить? У вас сегодня есть шанс сделать такую страну, когда выбрали президента, то на 4 года. Если он будет плохо работать — убрать. То есть есть шанс, чтобы президенты менялись. Посмотрите, что творится в «совке», что творится в Азербайджане, что творится в Казахстане — это геронтократия.

Человек, который сидит и единолично правит больше положенного срока, не видит реальной картины мира. Для него удерживать власть — единственная возможность жить. Он борется за свою жизнь. А когда человек невоспитан, не понимает, что такое добро, то он идет на любые крайние, радикальные меры. Поэтому не надо, как мне кажется, искать выход в каких-то... Вот приехал Шевчук к нам в Минск и говорит: «Большие козлы, кто развязал войну». Я это не люблю. Сейчас не должно быть никаких экивоков. К моему большому сожалению, единицы в России, кто об этом говорит, начинают гибнуть на улицах.

Вот смерть Бориса Немцова — это кровавый позор. В нескольких метрах от Кремля. Они должны были сами его охранять. И я не знаю, когда говорят: «Это Путин его убил или еще кто-то». В России создана такая ситуация, что человек, который подозревается в связях с некой пресловутой пятой или шестой колонной, может быть убит любым. Потому что атмосфера там настолько накалена, настолько много дебилов, правых радикалов, левых радикалов - все с ног на голову.

Я с группой (еще «Ляпис Трубецкой») приезжал в Россию, и у нас были отмены концертов, поскольку нас идентифицировали как правых радикалов. И вот когда мы приезжали, допустим, в Тюмень, то видели мою фотографию и надпись: «Вчера он стоял на Майдане и кричал: «Убей русского», а сегодня приехал в наш интернациональный город». И все это обрастает разной гопотой.

Почему я использую слово «гопота»? Потому что Путин, Лукашенко — это гопота! Они должны видеть перед собой людей, которые готовы ответить, дать им отпор. Вот украинцы дали отпор. Теперь нужно, чтобы некоторые и политические деятели тоже подключились. Потому что у вас есть самое главное - дух, которым я искренне восхищаюсь. Пока этот боевой дух не угас, всем, у кого есть смелость, надо говорить. BRUTTO об этом не говорит — мы кричим! «Партизан-рок» использует достаточно агрессивную тактику, мы ввязываемся в драку.

Мы видим, что сегодня русский рок на службе у Кремля. Вот мне 43 года. Я самый слабый из BRUTTO. Самый старый. Выйди против меня, Кипелов, Скляр, Сукачев! Давайте соберемся. Подраться хотите? И они показывают, что они ссыкуны, они не верят, во что говорят. Они гупешки. Что Чичерина понимает, о чем идет речь? Ее привезли, что-то показали, пофотографировали... Ссученных в России очень много. А ссученный — он не за идею, он предатель. И предателя рано или поздно накрывает волна разочарования, совесть его грызет, он чувствует, что не прав.

- И его не боишься.

- Не боюсь. Я знаю, как с ним разговаривать. Путин должен знать, что его не боятся. Потому что все тираны питаются страхом. Если им дать нормальный отпор, то враг дрогнет и побежит, потому что они воспитаны и натренированы на слабых. Они думают, что все слабые. Поэтому, даже если ты ссышь — не показывай это никому. Иначе собака кусает.

BRUTTO — это сплав уличного жаргона, хардкора, панк-культуры и околофутбола. Наш сплав настолько уникален и феноменален, что может в одиночку раздолбать весь русский рок. У меня спрашивают «Ты готов взять винтовку?», а я отвечаю «Кулак - моя винтовка, микрофон - моя граната».

- Можешь пару слов рассказать о клипе «Гарри»? В соцсетях, на форумах он вызвал серьезные дискуссии. Что для тебя значит эта песня?

- Это фанский клип. Его сделали люди. Он хороший, интересный, но это одна из трактовок песни. Песня немного шире, чем видеоклип. Образ Гарри — это образ простого парня. Это может быть футбольный хулиган, рабочий завода. Со своей маленькой вселенной он был необходимым элементом нормальной и настоящей жизни. Простые парни становятся воинами поневоле. Вот и он встал на защиту своей семьи и дал отпор диким собакам. Если бы не было этих диких собак, этот парень остался бы жив, жил бы своей простой мирной жизнью.

Речь о простых вещах. О безымянных героях. И эта песня против диких собак. Не надо лезть к соседям и учить их жизни, тем более, с помощью меча и огня.

- Сейчас на востоке Украины воюет много ребят из Беларуси. Они понимают, что от ситуации здесь зависит судьба Беларуси?

- Я думаю, что большинство ребят именно поэтому там. Потому что очень много истинных патриотов в нашей стране находятся на нелегальном положении.

Помочь Беларуси, как мне кажется, намного труднее, нежели помочь в борьбе с истинным злом. Потому что свобода в Беларуси напрямую зависит от путинского режима. Если не будет путинского режима, то очень быстро изменится власть в Беларуси. Это однозначно! Наша тирания существует за счет подачек, за счет идеи возрождения какого-то евразийского монстра.

В спорте говорят: «Главное не поднять, главное удержать». Вот сейчас у вас происходит удержание. Если мы удержим вместе, значит, будем чемпионами. Значит, рано или поздно свобода придет повсюду. Другого сценария не вижу. Я всегда за победу! У BRUTTO девиз «Нас нельзя победить!».

- Какой ты видишь Украину и Беларусь через 10-15 лет?

- Мы будем независимыми странами европейского демократического образца. С демократическим правительством и без какого-то одного определенного лидера или тирана.

Я думаю, равняться надо на прибалтов, потому что они тоже были под игом совка долгое время, и их опыт в построении нового государства может всем нам пригодиться. Конечно, у многих будут какие-то реваншистские мысли в голове. Несколько лет будет очень трудно. Произойдет перестройка громадной системы. Мы столько лет были под игом. Самостоятельно жить немного сложно, будут проблемы экономического характера. Но надо вырываться из этого совдеповского ада.

Все произойдет намного раньше, чем через 10 лет. Два-три раза ударить и развалятся.

- Будем надеяться. Чего ждать фанатам в ближайшее время? Новые композиции, клипы?

- Сегодня мы запускаем «Партизан-рок». Наша программа радикальная, мощная и жесткая. Если немного изменится обстановка, будем менять настроение своего творческого посыла. Но конечно же, мы всегда будем за битву, потому что протест, борьба — это перманентное состояние любого современного художника. А раз мы назвались Brutto, раз мы пропагандируем осознанный и немножко агрессивный взгляд на положение мужчины-поэта в современном обществе, то, конечно, будем бороться.

Я не верю в утопию. Я не верю, что все станет идеально. Всегда будут проблемы и всегда будут какие-то сволочи, которым нужно будет дать бой.

- В завершении небольшое обращение к украинцам, мотивирующее пожелание. Ты часто обращаешься к людям со сцены. Может, кто не попадает на концерты — увидят.

- Я думаю, что главное не поддаваться панике и чтобы не наступило коллективное уныние. Лично я про себя сейчас говорю: у меня был выбор. Я запрещен в России, я запрещен в Беларуси. И в России, и в Беларуси лично мне, моей семье, моим друзьям угрожает физическая расправа, были заведены уголовные дела и в Беларуси, и в России.

У меня громадный выбор. Я мог жить в Праге, работать на радио «Свобода», стать Михалком-радиозвездой. Мог поехать жить в Вильнюс. Я выбрал Украину, потому что когда я сюда приезжаю, вот этот победный дух, этот радостный клич еще звучит, он есть.

Вы первые, кто нарушил кодекс терпил на территории Советского Союза. И конечно же враги будут использовать любую возможность все это расшатать, подвергнуть сомнению. Но я лично слышу над все этим яростный крик победителя, и пока он звучит нужно находить в себе силы, не трястись, а верить хотя бы в себя. Не надо ждать помощи от Порошенко, Яценюка, Меркель. Надо надеяться на себя и на таких ребят, как ты. Будь крепким! Умей защитить свой огород. Иди подтянись на перекладине! Не ной! Не жди! Не верь! Не бойся! Не проси! И вот эта блатная, но очень вечная штука очень важна.

Поэтому, я еще раз говорю: мы надеемся только на себя. Партизанский отряд он этим и хорош, что маленькая формация, маленькая боевая единица может нанести серьезный урон. Потому что большие армейские соединения неподвижные: бюрократический корпус, толстые генералы, кто знает, что у них в голове. И кто знает, что для него важнее: жизнь солдата или шуба для жены. Понимаешь о чем я говорю? Я им не верю.

Я знаю, что сейчас лучшее время и лучшее место для того, чтобы проявить свои лучшие человеческие, геройские, не важно какие качества. Время присоединиться к общему подвигу и хоть немножко почувствовать себя героем.

- Большое спасибо! Успехов. Не терять хватки! Жыве Беларусь!

- Слава Украине!



Tags:
 
 
 
RussPress
09 May 2015 @ 08:49 pm


9 мая 2015 года (День Победы!)


Фото: reuters

15 лет Владимира Путина в российской истории: движение в неверном направлении...

Кому больше не повезло с Путиным: России или миру? Разбудил ли Путин фантомную тоску россиян по авторитаризму? Почему Запад готов отнестись к Кремлю со снисхождением?

Пятнадцать лет эпохи Владимира Путина «Радио Свобода» обсуждила с бывшим советником Рональда Рейгана историком Ричардом Пайпсом, бывшим советником американского посольства в Москве, директором фирмы KissngerandAssociatesТомасом Грэмом, американским публицистом Дэвидом Саттером и российским адвокатом, получившим убежище в США Борисом Кузнецовым.

7 мая в четверг исполнилось пятнадцать лет с момента вступления Владимира Путина в должность президента России в первый президентский срок. За эти пятнадцать лет Владимир Путин сумел не только превратить Россию в глазах западных стран из союзника в противника, но и общими со значительной частью россиян усилиями развеять иллюзии относительно того, что Россия может стать естественной частью свободного демократического мира. Во всяком случае, та легкость, с которой Путин вернул к жизни фантомную тоску по авторитаризму в российском обществе, стала грустным символом этой эпохи для историка Ричарда Пайпса. Будучи одним из ближайших советников Рональда Рейгана, Пайпс был среди разработчиков стратегии противостояния Советскому Союзу.

Вот как он оценивает последний пятнадцатилетний отрезок в истории России.

– Мое ощущение – это не то, что требовалось России, – говорит Ричард Пайпс. – Ей нужен был лидер, который бы не ставил своей целью превращение страны в так называемую «великую державу» с точки зрения ее военного потенциала, не бросал бы силы на создание «империи», а занялся бы внутренними реформами, улучшил бы страну изнутри. Путин этого не делает. Он – авторитарный правитель в традиционном российском стиле, который за время своего правления отбросил страну в прошлое, превратил ее в авторитарное государство, где законы почти ничего не значат. Но это то, что большинство россиян, судя по всему, желает, это то, как оно представляет себе «великую державу», Путин отвечает на запрос. В действительности, страна нуждается в экономических, социальных реформах, реформе правовой системы. Он этого не делает.

– Что, по-вашему, ожидает Россию, если такое правление затянется, скажем, еще на пять-десять лет?

– Я думаю, что Россия окажется в большой беде. Это не означает коллапса страны, но если произойдет экономическая катастрофа, что возможно, то последствия такого поворота событий предсказать крайне трудно.

– Но, а возможен, с вашей точки зрения, раскол России, ведь в последнее время из Кремля и из уст самого Владимира Путина звучат настойчивые предупреждения в адрес тех, кто хочет расколоть Россию? Видимо, там есть опасения по этому поводу?

– Я так не думаю. Кто будет отделяться, Сибирь? Нет. Россия фактически унитарное государство. Башкирия и Татарстан, по-видимому, отделились бы, если бы у них была такая возможность, но ее нет, учитывая, что они окружены территорией России. Я не считаю, что развал России возможен, но политическая катастрофа, экономическая катастрофа возможны.

– Что вы имеете в виду под политической катастрофой?

– Если экономическая ситуация значительно ухудшится, то за этим могут последовать волнения, акции неповиновения, дезинтеграция общества, как это произошло в 1917 году или в девяностых годах прошлого века.

– Как вы считаете, было ли это путинское пятнадцатилетие неизбежной реакцией на попытки реформ девяностых годов, так сказать, контрреформацией?

– Нет, оно не было неизбежным. Но Путин обнаружил, что авторитаризм обладает поддержкой россиян. Согласно опросам, большинство из них воспринимают демократию как мошенничество, которое ослабляет государство, они хотят сильного лидера, они не хотят демократии. К сожалению, страна пошла по такому пути. В такой ситуации у демократии не было шансов.

– То есть Запад заблуждался, питая надежды на демократическое развитие России?

– Я боюсь, что это так. Россия будет в обозримом будущем оставаться авторитарным государством с сильным правителем, который будет делать то, что он находит правильным, невзирая на демократические принципы и законы.

– Как вы считаете, как западные страны будут на это отвечать?

– Это вызовет напряженность в отношениях между Западом и Россией, но отношения с Москвой потеряли былую значимость. Западные столицы гораздо больше заботят отношения с ближневосточными странами и Китаем. Однако Россия никуда не денется и это будет поводом для постоянных трений.

– Что, с вашей точки зрения, будет представлять самый большой вызов для Владимира Путина в обозримом будущем?

Спасение экономики, предотвращение экономического коллапса. Трудно сказать, делает ли он что-то ради этого, но это самый серьезный из брошенных ему вызовов.

– А удастся ли ему на фоне всех этих трудностей сохранить власть, ваше ощущение?

– Можно предположить, что в случае проведения честных президентских выборов он бы мог потерять власть. Но честные выборы в России едва ли вероятны, поэтому ему, скорее всего, удастся сохранить власть, а мощный полицейский аппарат будет способен, я думаю, предотвратить попытки его смещения.

– Пятнадцатилетняя эпоха Владимира Путина как доказательство грустного тезиса живучести привлекательности авторитаризма для российского общества. Таким видится главный урок этих пятнадцати лет историку Ричарду Пайпсу. Том Грэм, как бы вы охарактеризовали эту эпоху?

– Первый срок Путина – это была попытка превратить хаос, который был в России в 1990-е годы, в стабильную ситуацию, наведение порядка, создание авторитетного государства, которое со временем стало и авторитарным государством, – говорит Том Грэм. – Второй срок Путина — это была попытка наладить отношения с США, заставить США уважать Россию как игрока. Это закончилось знаменитым выступлением в Мюнхене Путина в феврале 2007 года. Потом опять попытка разработать новую модель экономического развития, которая в итоге не получилась. Возвращение Путина в Кремль — здесь главная задача была, по-моему, создание какой-то солидной национальной идентичности, которая была антизападная идентичность.

– Борис Кузнецов, каким бы термином вы определили пятнадцатилетий путинский этап развития России?

Я бы назвал это тупик Путина, все 15 лет его правления, – говорит Борис Кузнецов. – Путину повезло, все экономическое развитие России строилось на ценах на нефть — это от 100 до 120 долларов за баррель. Тем не менее, даже в самый первый период у него отчетливо просматривается целый ряд моментов, которые обозначают его внешнюю и внутреннюю политику. Первое — это ложь на уровне лжи государственной, это закрытие средств массовой информации, подчинение их государству полностью. Это организованная Путиным система выборов, где выборы как таковые отсутствуют. Это отсутствие смены власти. И закончилось все это превращением России в государство-агрессор.

– Каким бы вы ярлыком обозначили эпоху Путина, Дэвид Саттер?

– Изменение в конъюнктуре, в рынке энергоносителей очень большая удача для Путина, – говорит Дэвид Саттер. – Это создало условия, где он мог укрепить институции государства, создать какой-то административный механизм, который более-менее функционировал по сравнению с ситуацией в 1990-х годах. Но что здесь значительно, что у Путина не было никакого желания организовать этот государственный механизм на базе закона. Поэтому, что случилось: поведение и практика бандитов и коррумпированных бизнесменов стала нормой поведения государственных структур. Поэтому сами чиновники стали самыми большими бандитами. Путин создал кагэбешное или эфэсбешное государство в конечной форме, где беззаконие, которое существовало во время Ельцина, стало политикой государственного аппарата. Узаконен бандитизм. Все, что Ельцин начал, Путин совершил. Делать большую разницу между Ельциным и Путиным – это одна из самых главных ошибок не только американцев, от которых нельзя ожидать лучшего, но и русских.

– Том Грэм, Ричард Пайпс считает, что Путин своими действиями отчасти просто-напросто ответил на чаяния русского народа?

– В каком-то смысле это так на самом деле. То, что мы видим сейчас, находится в давних традициях российского государства. Я думаю, что это действительно продолжение российских традиций, ничего нового в этом нет, это не возврат в советскую систему, как многие говорят на Западе, на самом деле это возобновление, это продолжение долгих традиций в России, что касается государственности.

– Вы говорите о том, что это продолжение традиций, но в какой степени это результат личных качеств Путина? Окажись на его месте в 2000-м году другой человек, был бы у России шанс пойти по другому пути?

– Это довольно сложный вопрос. Конечно, личность Путина очень сильно сказывается, но помните, как это было 15 лет тому назад, кто были главные соперники Путина? Это был Зюганов, это был Лужков, люди, которые тоже поддерживали создание эффективного государства, что значит в российских традициях авторитарное государство. Я думаю, что траектория была ясна даже тогда, 15 лет назад.

– Борис Кузнецов, я знаю, что в связи со своей книгой о подлодке «Курск» вы изучали Путина. России, с вашей точки зрения, не повезло с Путиным в тот момент или, как Том считает, кто бы ни пришел к власти, движение России в эти годы было бы таким же?

– Во-первых, я не согласен с позицией, что Путин ответил на чаяния российского народа. В свое время, по-моему, Березовский сказал, что дайте мне средства массовой информации, через два месяца я сделаю стул президентом Российской Федерации. Надо иметь в виду, что на протяжение всех 15 лет в головы россиян с Первого канала, с других центральных каналов вдалбливается в умы русских людей о том, что жизнь прекрасна и удивительна, о том, что Путин великий человек и лидер. На самом деле, с моей точки зрения, у России были шансы, преемниками могли быть и Владимир Шумейко, и Борис Немцов. С моей точки зрения, главная ошибка Ельцина — это то, что он вообще себе выбирал преемника, и что этим преемником оказался именно Путин. С моей точки зрения, личные качества Путина имеют решающее значение на внутреннюю и внешнюю политику России. Первое, с чего начал Путин – он начал со лжи. Первой такой ложью была ситуация, связанная с гибелью подводной лодки «Курск». Путин верховный главнокомандующий, в августе месяце проводятся самые крупные военно-морские учения за всю постсоветскую историю России. И Путин отстраняется от руководства этими учениями, больше того, он не заслушивает руководство военно-морского флота, руководство Северного флота, не вникает в суть тех учений, которые проходят. А учения были проведены с грубейшими нарушениями требований морского устава, приказов, инструкций и так далее. И это явилось одной из причин гибели «Курска», в море выпустили неподготовленный корабль. Более того, Путин в то время, когда подводники из 9 отсека на протяжении двух с лишним суток стучат, Путин в это время отдыхает в отпуске. Это самый краткий пример этой лжи, которая началась с момента гибели «Курска».

– Дэвид Саттер, не повезло России с Путиным: пришел внезапно к власти человек вот с таким багажом?

Не повезло, конечно, потому что он укрепил и узаконил произвол и беззаконие. Но мы говорили о традиции в России, об идее, что люди жаждали авторитарную власть. Надо иметь в виду, что в правление Ельцина и политика Америки, политика Запада делали все, что можно, чтобы дискредитировать демократию в глазах русских. Русские не начали с идеи, что демократия — это что-то проклятое, они пришли к этому выводу, когда они увидели, с каким неуважением к личности проводили эти реформы, с каким уровнем глупостей западные наблюдатели и официальные лица поддерживали это, не вникая по существу в процессы, которые происходили там. Люди не знали, между какими альтернативами они выбирают, они не знали, что такое демократия, потому что мы, я имею в виду Запад и плюс правление Ельцина, настолько их убедили, что демократия — это правление гангстеров, они даже не поняли, что их желание жить без страха, без террора криминала приведет к авторитарной системе, которая сейчас существует.

– Том Грэм, куда нынешний путь может привести Россию?

– Это большой вопрос. Страна в упадке, и что Путин мог сделать, чтобы приостановить этот процесс, не могу сказать, потому что в конечном итоге нужно, по-моему, радикальное реформирование системы.

– Согласно Дэвиду Саттеру, существующая система отражает суть нынешней власти, то есть, реформы вряд ли возможны. Если не реформы, то что, крах?

– Да, только вопрос — когда. Советская система жила сколько лет? Не было бы Горбачева, и эта система продолжалась бы еще несколько десятилетий. Самый трудный момент — это когда стараются реформировать такие системы. Поэтому крах может быть, но не в ближайшем будущем, система может прожить еще долго, несмотря на то, что исторически система может быть обречена на гибель.

– Дэвид Саттер, в отношении Запада к России явно проявляется двойственность. С одной стороны, он обеспокоен тем, как ведет себя Кремль, с другой, как ни парадоксально, и об этом говорит мне Ричард Пайпс, на Владимира Путина смотрят как на сравнительно мелкий раздражитель, который не заслуживает чрезвычайного ответа. Можно ли ожидать от западных столиц более жесткого давления на Москву?

– Это мы не можем сказать — это зависит частично, кто будет принимать эти решения в Америке и в других странах. Но все-таки Запад уже не будет иметь вторую политику перезагрузки. Запад достаточно прозрел, чтобы понимать, что эта страна агрессивная, что эта власть безнравственная и фактически бандитская. Они будут принимать это в счет.

– Том Грэм, мне кажется, это интересный вопрос для вас. Поправьте меня, если я не прав, но, судя по вашим статьям, вы принадлежите к лагерю тех, кого можно назвать реалистами. Я прав или не прав?

– Может быть.

– По крайней мере, в своих статьях вы призываете к тому, чтобы считаться с интересами России, не давить на нее слишком значительно. Ваша точка зрения, как разрешится этот дуализм в подходе Запада к отношениям с Москвой?

– По рецепту реалистов, будем надеяться. Я думаю, что мы наконец понимаем, что переделать Россию мы не можем. Если будут некие крупные изменения внутри России, то в первую очередь это дело россиян. Путинская Россия или любая другая Россия — это факт, с которым нам надо считаться. Россия имеет свои интересы, и она не сильно отличается от других великих держав, как Китай, как Индия. Я всегда думал, надо учитывать интересы России, надо знать очень глубоко свои интересы. И в конечном итоге, если будет какая-то стабильность и равновесие в мире, надо найти баланс с Россией, Китаем, Индией, Евросоюзом, Японией, другими важными державами. Будет ли новый президент республиканец или демократ, этот президент будет учитывать интересы России и стараться найти какой-то баланс в конечном итоге. То, что мы видим сейчас, между прочим.

– Если уж вы взяли на себя роль реалиста-прагматика, с точки зрения прагматика, как необходимо ответить на то, что большинство мира считает агрессией России в Украине?

– Нужна реакция, конечно. Я всегда думал, что главное сейчас – это справиться со своими личными проблемами в Евросоюзе, в США. Нам надо показать, что мы на самом деле успешные страны – это самое главное. Во-вторых, нужно показать, что НАТО готово защищать себя. Что касается Украины, дело в том, что надо обращать гораздо больше внимания не на агрессию России, это агрессия, конечно, но на проблемы Украины. Надо создать дееспособное государство — это огромная проблема, потребуются огромные усилия, много денег и терпения.

– То есть, Том Грэм, вы считаете, что действия Кремля не представляют чрезвычайной опасности, требующей чрезвычайного ответа?

– Я не думаю, что это чрезвычайная опасность, неординарная. Это типичное положение в международной жизни. Не только Россия, Китай, например.

– Борис Кузнецов, вы хотели возразить?

– Я должен сказать, что я не согласен с позицией Томаса, она мне очень напоминает позицию западных держав в 1938 году в Мюнхене, которая привела ко Второй мировой войне. Потому что в данном случае речь идет о том, что нельзя ни в коем случае, ни под видом попустительствовать агрессору. Я должен сказать, что неслучайно очень опасаются агрессии со стороны России и Беларусь, и Казахстан, я уже не говорю о прибалтийских странах. С моей точки зрения, может быть резких движений Западу делать и не нужно, но наращивать санкции, с моей точки зрения, абсолютно необходимо.

– Дэвид Саттер, на чьей вы стороне? Путин, это региональный политический оператор угасающего государственного механизма, чьи игры не заслуживают чрезвычайного ответа или глава страны, угрожающей миру?

Путинский режим прежде всего представляет угрозу для России, для будущего страны, не для Америки, не для других стран, хотя она превратилась в агрессора и сейчас, безусловно, создает проблемы для Украины, для соседних стран. Но самое главное, что этот тип режима рано или поздно создает опасность для самой России. И это очень большая проблема для нас, потому что все-таки ядерная держава, очень большая и потенциально опасная страна. Если там будет хаотическая ситуация — это угрожает всему миру. Такой ситуации фактически нельзя исключить, если мы имеем в виду качество руководства сейчас в этой стране, нравственный облик этого режима. Я согласен с Томом, что нельзя преувеличивать важности событий в России для Америки, но нельзя их и приуменьшать. Мы должны принимать именно такие меры, чтобы лимитировать ее агрессивность и ощущение безопасности.

– Том Грэм, и все-таки, куда эти пятнадцать лет Владимир Путин вел Россию: вперед, назад, в стороны?

– В сторону российской истории.

– То есть назад?

– Нет, это продолжение истории вперед.

– По накатанному пути в авторитаризм?

– Это эволюция российской истории, – говорит Том Грэм. – Это не назад, это не в сторону, как всегда – это вперед. Конечно, есть свои традиции, которые возрождаются.

– Борис Кузнецов, куда двигалась Россия эпохи Путина?

– Здесь критиковали Ельцина. Конечно, Ельцин допускал много ошибок, но с моей точки зрения, тогда Россия двигалась вперед. Сейчас она не просто двигается в сторону, она пошла назад, она пошла в сторону Советского Союза, притом в худшем варианте этого Советского Союза.

– Дэвид Саттер, куда движется Россия — вперед, в сторону, зигзагами?

– Я считаю, что Россия движется вперед в неправильном направлении.

Это, к сожалению, кончится системным кризисом. Мы не знаем, когда это будет, но это развивается и в дальнейшем нельзя избежать. Единственное, если само русское население освободит себя, но пока это непредсказуемая вещь. После распада Советского Союза Россия пошла в неправильном направлении и это усиливается. Но они имели все возможности пойти в другом направлении, и они имеют эту возможность в будущем. Русские имеют разные традиции, и они вполне способны себя освободить.

Tags:
 
 
 
 
 
RussPress




Free Belarus


freebelarus


May 4th, 20:30







4 мая 2015 года

Приговор Статкевичу: «крытая» тюрьма до конца
срока...







Экс-кандидату в президенты Николаю Статкевичу вновь ужесточили режим отбывания наказания.

4 мая на заседании суда в шкловской исправительной колонии №17, где содержится оппозиционный политик, принято решение о его переводе на тюремный режим до конца срока наказания (1 год 7 месяцев 15 дней).
---
Эта подлая усатая сволочь хочет добить Николая в терьме!
---

Как сообщил БелаПАН из Шклова могилевский правозащитник Борис Бухель, суд был закрытым. На заседании присутствовали лишь адвокат и жена Николая Статкевича Марина Адамович.

Решение ужесточить Статкевичу режим отбывания наказания приняла 9 апреля комиссия шкловской колонии. Политика обвиняют в нарушении правил внутреннего распорядка и неподчинении требованиям руководства колонии.

По информации Марины Адамович, у Статкевича более десятка взысканий, большинство которых — за отказ от работы по уборке территории. Такую работу должны выполнять все заключенные по очереди и не больше двух часов в день, но в отношении Статкевича эти нормы не действовали, что он расценивает как узаконенное издевательство, пояснила Адамович. 24 марта политик написал заявление об отказе от работ, после чего давление на него усилилось.

Напомним, Николай Статкевич — единственный кандидат в президенты Беларуси на выборах 2010 года, который до сих пор находится в заключении. В мае 2011-го он был приговорен (НЕЗАКОННО!!!) к шести годам лишения свободы по обвинению в организации массовых беспорядков в день президентских выборов. Международные правозащитные организации признали Статкевича политическим заключенным.

Изначально осужденный политик отбывал наказание в шкловской колонии № 17, однако в январе 2012-го ему ужесточили условия и перевели в могилевскую тюрьму № 4 на три года. По истечении этого срока, 12 января нынешнего года, Статкевича вернули в шкловскую колонию, где в первые же два дня в отношении политика составили два рапорта о нарушении правил внутреннего распорядка.




Tags:
 
 
 
RussPress
27 April 2015 @ 10:09 am

27 апреля 2015 года



Путин и Лукашенко — подельники.

Война в Украине все больше тревожит Европу, особенно страны, находящиеся на восточных границах Евросоюза: Польшу, Литву, Латвию, Эстонию.

Тревожит она и жителей Беларуси. В связи с войной Запад вновь стал интересоваться Беларусью, но не потому, что в «последней диктатуре Европы» не утихают репрессии, не потому, что издеваются над политзаключенными, а потому что в Лукашенко вдруг увидели «миротворца».

На Западе сделали потрясающее открытие: Лукашенко может помочь демократии в Украине. Согласно этому открытию, диктатор, двадцать лет издевающийся над своим народом, уничтоживший все демократические институты, уничтожающий белорусский язык, национальную культуру при полной поддержке Кремля, сегодня станет на защиту демократии, свободы, прав человека и национальной самобытности в Украине и отважно будет сражаться с Путиным.

Популярной темой западных исследований стали сегодня взаимоотношения Путина и Лукашенко.

«Скажите, а ведь правда, что Путин и Лукашенко друг друга не любят?» - спрашивают аналитики всех случайно встреченных белорусов и даже ездят в Минск за ответом на этот вопрос.

Точно так же маститые советологи интересовались здоровьем членов Политбюро ЦК КПСС и взаимоотношениями между ними. А потом неожиданно для советологов Советский Союз рухнул. И оказалось, что ни здоровье геронтократов, ни их интриги между собой никакого отношения к этому не имеют. А прямое отношение к этому имеет стремление людей к свободе и политическая воля западных лидеров помочь людям стать свободными.

Какие могут быть отношения между двумя диктаторами: одним - последним в Европе, и другим — не первым в Евразии? Вряд ли есть в истории примеры дружбы тиранов. Между диктаторами отношения, как в банде. Они нужны друг другу для организации и совершения преступлений. Для того же нужны друг другу Путин и Лукашенко.

Ни для кого не секрет, что Лукашенко существует за счет российских дотаций и политической поддержки. Но эта поддержка в построении диктатуры в Беларуси оказывалась задолго до появления в Кремле Путина. Демократ Ельцин, готовясь к перевыборам в 1996 году с нулевым рейтингом, упросил Лукашенко продемонстрировать единение «братских» народов Беларуси и России. Это ему нужно было, чтобы предстать эдаким «собирателем земель советских» перед красным электоратом, который в то время составлял если не большинство, то значительную часть населения России. Больной Ельцин в июле 1996 года победил и расплатился с Лукашенко признанием антиконституционного переворота, который произошел в Беларуси в ноябре того же года. В результате этого переворота, который помогли организовать спикеры российского Федерального собрания Е.Строев, Г.Селезнев и премьер В.Черномырдин, Лукашенко стал диктатором.

Ельцин, говорят, сильно недолюбливал Лукашенко, а тот, в свою очередь, открыто презирал российского президента и мечтал его подсидеть.

Борис Ельцин устал и ушел, оставив свой пост офицеру КГБ Владимиру Путину. Оставил он ему и традицию поддержки диктатуры в Беларуси любыми средствами при нелюбви к диктатору Лукашенко.

В начале правления Путина, действительно, казалось, что вот-вот терпение Кремля лопнет и грубые публичные выпады Лукашенко в адрес российского руководства ослабят поддержку диктатуры в Беларуси. Это именно в те годы западные политики, дипломаты и эксперты рассказывали в Беларуси, что демократия к нам придет из России. Сегодня они как-то стесняются об этом вспоминать.

Позднее Путин научился терпеть хамство Лукашенко ради своих интересов, которые на публику выдавались за интересы России. О содержании этих интересов нам предстоит еще узнать после падения двух диктаторов, но они, очевидно, настолько выгодны им обоим, что можно и потерпеть друг друга. Какая любовь в банде между подельниками? К тому же опыт Лукашенко в построении диктатуры очень пригождается Путину. Зачем эксперементировать, если в Беларуси уже все опробовано и работает? Вот Путин и выстроил «вертикаль власти», как Лукашенко, разделался с прессой, западными фондами, оппозицией. Даже в хоккей стал играть.

А «последний диктатор Европы», вдохновленный тем, что его методы нашли применение диктатора-соседа, продолжает их развивать и готовить для российских просторов. Последнее нововведение — закон об оброке на тунеядцев. Фактически, это трудовая повинность, любимый инструмент диктаторов для контроля за обществом. В Беларуси к этому вопросу подошли творчески и добавили, что нарушители закона не смогут выезжать за границу. «Arbeit macht frei» («труд освобождает») - гласила надпись над входом в нацистских концлагерях.

Кстати, о концлагерях. Тюремные колонии в Беларуси мало чем от них отличаются, а недавно Лукашенко приказал в дополнение к существующим организовать специальные колонии для наркоманов и алкоголиков и создать для них «невыносимые условия в местах отбывания сроков». Будет над чем Путину работать в России.

Можно напомнить, что в советские времена, которые успешно реконструируются в Беларуси и России, тунеядцами, алкоголиками, наркоманами и психически больными объявляли инакомыслящих.

Неприязненные отношения двух диктаторов сегодня все больше напоминают игру на публику, точнее на западную публику. Это для нее разыгрывается «самостоятельность» Лукашенко в отношении Украины. Кремль даже позволяет диктатору-соседу поиграть в национализм-лайт: сказать пару слов по-белорусски, сразу не арестовывать людей за ношение вышиванок, добавить немножко белорусских исполнителей в русскую попсу. Путину, как и Лукашенко, хорошо известен советский опыт, когда фальшивый национализм власти служил прикрытием для уничтожения национальной элиты и патриотов.

В очередной раз Запад готов верить в «хорошего» диктатора, или в «меньшее зло» в лице Лукашенко. Говорят, в связи с российской агрессией в Украине изменилась геополитическая ситуация, что заставляет искать союза с Лукашенко и закрывать глаза на ухудшающуюся ситуацию с правами человека в Беларуси.

В очередной раз Запад делает вид, что с Лукашенко можно иметь дело ради помощи Украине и предпочитает не замечать размещение на территории Беларуси новых российских военных баз, российского оружия, совместные военные учения с российской армией, которые идут почти в режиме нон-стоп. Это все происходит для защиты демократии, независимости и целостности Украины? Лукашенко что, захватит российские базы и направит поставляемые ракетные комплексы С-300 на Кремль? Может пора уже увидеть логику действий, а не заявлений, как одного, так и другого диктаторов?

Два диктатора-соседа будут продолжать демонстрировать нелюбовь друг к другу. Лукашенко, который для того, чтобы пожаловаться на Путина, прежде созывал пресс-конференции только российских журналистов, сегодня получил в подарок и западную прессу и тут же стал советовать США, что нужно делать.

Вот только этот период заигрывания с диктатором закончится трагично не только для белорусов, но и для Украины, и для Европы, прежде всего для соседних Польши и стран Балтии, поскольку диктатура и сама по себе — источник нестабильности и непредсказуемости, а в условиях войны диктаторы низбежно будут на стороне своих подельников, а никак не на стороне свободы и демократии.

Беларусь, действительно, крайне важна стратегически и геополитически для Европы ценностей, но именно как демократическое и свободное государство.

Сегодня Лукашенко нужны от Запада только деньги, ему ведь предстоит строить новые концлагеря. У Путина денег нет, поэтому надо брать кредиты у Запада. Кредиты на репрессии, никак не на демократию. А еще на совместные масштабные учения, типа учений 2009 года, во время которых отрабатывался ядерный удар по Варшаве и танковый прорыв в Калининград. Их ведь оплатили за счет кредита МВФ, полученного под пустые обещания реформ и демократизации.

Блестящий польский писатель и философ Станислав Ежи Лец сказал: «У диктаторов нет силы — у них есть насилие». Сегодня это насилие уже выплеснулось за границы двух соседних диктатур в России и Беларуси и грозит всей Европе. Насилие заложено в матрице любой диктатуры, и с этой точки зрения не существует различия между большим и малым злом. Матрицу надо уничтожить, чтобы вернуть народам свободу, иначе она продолжит воспроизводить насилие.

Андрей Санников,
лидер гражданской кампании «Европейская Беларусь»,
специально для «Gazeta Wyborcza»

Tags:
 
 
 
RussPress
17 апреля 2015 года





"Два прошедших года были для нас самыми трудными. Наша семья похоронила нашего младшего сына, мы сражались с травмами и пережили многочисленные операции, пытаясь восстановить нашу жизнь, жизнь, которая уже никогда не будет той, что была. Мы сидели в зале суда день за днем, видя неопровержимые доказательства, которые включали в себя видео и фотографии, включая даже одежду, которая была на сыне в последний день его жизни. Мы бесконечно благодарны Бостонским госпиталям, благодарны за спасательные меры сил экстренного реагирования, мужество Бостонской полиции, пожарников Бостона, и простых горожан за то, что они сделали 15 апреля 2013 года. Мы также благодарим ФБР и другие правоохранительные органы, Департамент юстиции, и Прокуратуру Массачусеттса, которые сделали все, чтобы ответить на все вопросы, возникшие в ходе расследования и судебного разбирательства.

Но теперь, когда прозвучало обвинение и вынесен обвинительный приговор, мы призываем Министерство юстиции довести дело до конца. Мы просим исключить из рассмотрения приговора смертную казнь, считая, что обвиненный должен получить пожизненное заключение без права амнистии с отказом от всех прав на апелляцию.

Мы понимаем ненависть и жестокость совершенных преступлений. Мы там были. Мы через это прошли. Обвиненный убил нашего 8-летнего сына, искалечил нашу 7-летнюю дочь, фактически вырвал из нашей жизни часть нашей души. Мы знаем, что у правительства есть свои причины требовать в виде наказания смертную казнь, но это означает, что за таким наказанием последуют года новых обращений и продление переживаний для нас. Мы надеемся, что оставшиеся у нас двое детей не будут расти с болезненным напоминанием о том, что обвиненный отобрал и украл у них.

Для нас история Марафона в понедельник 15 апреля 2013 не должна быть определена действиями или убеждениями осужденного. Этот Марафон должен запомниться всем силой человеческого духа и сплочением воли нашего великого города. Да, мы никогда не сможем восполнить то, что у нас отняли, но мы можем просыпаться каждое утро и продолжать бороться с нашими трудностями, проблемами и заботами. Пока осужденный находится в центре внимания, у нас нет никакого выбора, кроме как жить по его условиям, а не нашим. Как только он исчезнет из наших газет и экранов телевидения, в ту же минуту мы начнем процесс восстановления наших жизней и нашей семьи.

Мы прекрасно понимаем, что наше мнение глубоко личное, и мы можем говорить только за себя. Тем не менее, спокойствия были лишены не только мы, но и все американцы. Мы свято чтим погибших и желаем дальнейших сил и восстановления всем, кто был ранен. Мы считаем, что настало время перевернуть страницу, положить конец страданиям, и повернуться в сторону лучшего будущего - для нас, для Бостона, и для страны."

Билл и Дениз Ричардс
Tags:
 
 
 
RussPress
17 апреля 2015

С чувством глубокого удовлетворения хочу сообщить о подписании документа, решающего важнейший вопрос оппозиции:
как идти на выборы в ГосДуму в 2016 году?

Вы знаете, что партий, которые являются действительно оппозиционными, несколько, какие-то из них зарегистрированы, какие-то нет. Какие-то на выборы пускают, какие-то нет. Тема выбора одной партии, которая станет юридической базой для широкого оппозиционного списка, волнует всех, она непростая, но решить её надо, чтобы прекратить любую неопределенность и сконцентрировать все ресурсы на одном направлении, а не распылять их.

Сегодня подписан документ лидерами партий РПР-Парнас и Партия Прогресса (то есть Михаилом Касьяновым и мной) о том, что на выборы-2016 и региональные выборы-2015 мы идём на базе РПР-Парнас.

Подписи сейчас две, но в переговорах принимало больше участников, и мы ожидаем присоединений к соглашению других игроков.

Фактически мы создаем политический блок, который позволяет нам сохранить существующие структуры и избежать долгой, дорогой (и опасной) юридической возни с формальными объединениями, но дающий возможность решать действительно важный вопрос списков, кандидатов и выдвижений.

Напоминаю, что по действующему законодательству РПР-Парнас имеет так называемую подписную льготу (благодаря мандату Немцова) и может регистрировать кандидатов на выборах в ГД без сбора подписей.

Несколько важнейших моментов:

1. Это не объединение Парнаса и Партии Прогресса - это создание общей структуры, которая даст возможность идти на выборы всем лучшим представителям оппозиции, вне зависимости от партийной принадлежности. Списки будут формироваться не по принципу партийной номенклатуры, а по принципу конкуренции (праймериз, анализ социологии и другие подобные процедуры).

2. Это не "новая либеральная партия", а широкое демократическое объединение, где комфортно могут существовать и социал-демократы, и либералы, и европейского типа консерваторы. Опять же, в списки попадают лучшие, те, кто принесет ему голоса, а не те, на кого укажут партийные боссы. Какие-то квоты могут существовать для гарантий объединительного процесса, но они ограничены.

3. Уже на ближайших региональных выборах, которые пройдут в сентябре 2015-го, мы выдвинем объединенные списки в ряде регионов и сделаем всё, чтобы они были именно народными, то есть в них попали наиболее авторитетные и популярные местные политики/активисты, способные получить поддержку избирателей. Этими выборами мы займемся серьёзно и не пустим их на самотёк. Конкретные регионы будут оглашены скоро.

4. Я совершенно убежден, что наша новая конструкция может стать тем долгожданным механизмом, который поможет получить политическое представительство нам - миллионам нормальных граждан, которые сейчас в ужасе взирают на тот сумасшедший дом, именуемый "законодательная власть России", наполненный жуликами, фриками и клоунами, не представляющими вообще никого, кроме их кремлёвских боссов.

Политическое руководство нашей страны сформировало систему несменяемой и неподконтрольной обществу авторитарной власти. Уничтожение ростков общественных и политических институтов, выхолащивание здоровой среды для частных инвестиций и предпринимательской инициативы привели к экономическому кризису. Власти начали необъявленную войну с Украиной, что привело к усиливающейся международной изоляции нашей страны. Лживая пропаганда государственных и окологосударственных СМИ возбуждает в обществе ксенофобию и ненависть к инакомыслящим. Дерзкое убийство Бориса Немцова и ситуация с его расследованием показывают, что в стране не действуют не только законы и госструктуры, призванные обеспечивать их исполнение, но и считавшиеся раньше незыблемыми неформальные правила эпохи стабильности.

В это трудное время мы хотим призвать широкие общественные и гражданские силы, всех, кому небезразлично их собственное будущее и будущее их детей, к консолидации на общей платформе неприятия лжи, коррупции, агрессии, подавления экономических и гражданских свобод и стремления построить в нашей стране демократическое государство.

Мы уверены в том, что в России возможно и обязательно будет построено свободное общество, основанное на ценностях демократии, прав человека, честного свободного труда и предпринимательства, социальной справедливости, верховенства права. Мы готовы предложить гражданам России новую программу развития, в основе которой лежат прагматичные идеи экономического и социального созидания на основе открытости, уважения к человеку и его правам.

Политические силы, которые мы представляем, Партия РПР-ПАРНАС и Партия Прогресса, разделяют эти ценности, намерены бороться за то, чтобы они воплотились в жизнь, и готовы взять на себя ответственность за будущее страны. Мы считаем,что на сегодняшний момент наш альянс – это единственная политическая сила, способная бросить вызов несправедливости, лжи и коррупции, на которых держится нынешняя власть. Наши основные установки разделяются не только политически активной частью общества, но и соответствуют чаяниям большинства избирателей России.

Мы консолидируем наши усилия на предстоящих в России выборах 2015-го и 2016-го годов. На базе партии РПР-ПАРНАС мы сформируем единые списки кандидатов для участия в предстоящих в 2016 году выборах в Государственную Думу, а также на региональных и муниципальных выборах этого года. С этой целью в ближайшее время мы согласуем демократический механизм определения таких кандидатов для нашего единого списка. Он будет открыт не только для членов наших партий, а для всех людей доброй воли, разделяющих наши ценности и заинтересованных в построении мирной, свободной и процветающей России.

Мы осознаем, что без общественного давления на власть невозможно заставить её провести честные и свободные выборы. Поэтому мы призываем всех ответственных граждан к участию в мирных формах такого давления, право на которое гарантировано каждому нашей Конституцией.

Мы, патриоты России, уверены в том, что мы сможем построить свободную и процветающую страну.
Вместе мы победим!

---
https://navalny.com/p/4206
---





Tags:
 
 
 
RussPress
15 апреля 2015 года

Андрей Пионтковский: Настоящие выборы состоятся после падения режима

Российской оппозиции нельзя принимать участия в поганых игрищах, затеваемых Путиным для своей легитимизации в глазах подданных и внешнего мира.

Об этом пишет политолог и публицист Андрей Пионтковский на сайте "Каспаров.ру".

"Очень важный вывод для себя из украинской революции и реакции Кремля на нее должно сделать российское общество: Путин не остановится ни перед какой кровью ради сохранения своей пожизненной власти, - отмечает он. - Сколько бы людей ни вышло на площадь, если они реально будут угрожать его власти, в них будут стрелять. Именно этого Capo di tutti capi и хор его клевретов требовали от Януковича.

Нелишне вспомнить здесь характеристику Путина, которую дал наш гениальный современник культуролог и энциклопедист Вячеслав Всеволодович Иванов:

"Я в его лице читаю смесь трусости, небольшого ума, бездарности и каких-то подавленных комплексов, которые делают его очень опасной личностью. Я с ним немножко разговаривал – сразу после ареста Ходорковского. Я ему сказал, что Ходорковский, по-моему, заслуживает хороших слов, поскольку он понимает, что нужно науку финансировать. Путин тогда был президентом и вручал мне медаль. То есть это были те времена, когда он еще не снял маски. Но когда я произнес имя Ходорковского, он позеленел. Реакция была биологическая. Передо мной уже никакой маски не было, а был страшный, кровавый человек.

Вот я своими глазами это видел. Поэтому все, что происходило потом, меня уже ничего не удивляло
Путин – пахан в огромной бандитской шайке. Я хорошего ничего от него не жду, а плохого жду – сильно испугавшись, может начать стрелять, сажать..
." Единственным ограничителем для пахана может послужить,
как и в украинском случае, дефицит готовых убивать и умирать за него исполнителей"
.

Андрей Пионтковский пишет о том, какой должна стать стратегия российской оппозиции в ближайшее время.

"Лицемернее всего занимать ту позицию, которую в свое время декларировала "группа граждан" в КС: мы собираемся влиять на власть и выдвигать "конструктивные предложения", - отмечает он. - К этой власти может быть только одно конструктивное предложение: она должна уйти, чтобы не отягощать свою участь новыми преступлениями.

Чтобы приблизить этот день мы должны непрерывно всеми доступными средствами вести просветительскую работу о преступном курсе воровской власти, ведущем к национальной смерти русского народа. Надо сделать осознание преступности и нелегитимности правящей верхушки всеобщим, разделяемым в том числе и силовиками, детьми своего народа, которым в час Х поступит преступный приказ верховного стерха.

Долг каждого русского патриота сегодня – сделать все, чтобы остановить братоубийственную войну против украинского народа, разоблачать ложь излучающих башен, угрожающих всему миру радиоактивным пеплом, активно участвовать в антивоенном движении (аналитические доклады, пикеты, марши протеста).

У оппозиции, оставшейся верной своим убеждениям, очень много дел, которыми надо заниматься. И эти действия очень эффективны и очень болезненны для власти. Именно поэтому, чтобы остановить одного человека и запугать нас всех, высшая власть отдала приказ своим спецслужбам демонстративно убить Бориса Немцова в зоне ответственности ФСО, чтобы уже никто не сомневался, чьих рук это подлое преступление.

В этих обстоятельствах мы ни в коем случае не должны принимать участия в поганых игрищах, затеваемых путинской Дзюдохерией для своей легитимизации в глазах подданных и внешнего мира: общественных советах, палатках, выборах. Этот режим никогда не уйдет в результате организованных им самим выборов".

Политолог отмечает, что те, кто принимает участие в выборах, организованных Путиным — клоуны, а не оппозиционеры.

"Народ мудрее некоторых оппозиционеров, увлеченных сегодня обгладыванием лукаво подброшенной им властью косточки "партстроительства", - пишет Андрей Пионтковский. - Он, в большинстве своем, давно перестал ходить на эти нечестивые сборища. Минимальная явка по всей стране – гораздо большая пощечина режиму и большее свидетельство его нелегитимности, чем заветные 5% одной из десятка не отличимых друг от друга партий на судьбоносных выборах в городское собрание Мухосранска или в общероссийское "не место для дискуссий".

Марафонцы, разминающие в володинском загончике свои хилые партийные мышцы в преддверии всенародных выборов В.В. Путина в 2018, 2024, 2030 гг., не оппозиционеры, а, либо клоуны, либо служки режима.

Бойкот – это слишком энергичное слово для позорных путинских выборов. Они этого слова не заслуживают.

Полный игнор любой политической повестки дня преступной власти воров и убийц должен стать составной частью расширяющейся общенациональной кампании гражданского презрения к обитателям бункера власти.

Выборы – это важнейший элемент политической культуры общества. Они обязательно состоятся через несколько месяцев после падения режима. И мы обязательно будем в них участвовать. Не все еще поняли, что избирательная кампания этих выборов уже идет.

В настоящих выборах завтра победят те, кто более других, рискуя своей жизнью, работают сегодня для их приближения. Те, кто уже сегодня предложит убедительную программу Переходного Периода от дня Х до полного восстановления в стране законных органов власти. Разработка такой программы – еще одна важнейшая и неотложная задача оппозиции".

Tags:
 
 
 
RussPress
14 April 2015 @ 02:44 pm
14 апреля 2015 года

Вопреки урокам истории мы отказываемся от союзников во Второй мировой войне?
Really?

На прошлой неделе в Екатеринбурге была отменена фотовыставка «Триумф и трагедия: союзники во Второй мировой войне», приуроченная к 70-летию победы стран антигитлеровской коалиции во Второй мировой. Инициатор выставки — генеральное консульство США в Екатеринбурге, партнер — генеральное консульство Великобритании в Екатеринбурге, организатор самой экспозиции и площадка — фотографический музей «Дом Метенкова», расположенный в центре столицы Урала.

Экспозицию составили 150 листов фотографических работ 1939—1945 годов, оригиналы которых хранятся в Библиотеке конгресса, Национальном управлении архивов и документации США, а также британском Имперском военном музее. Участие американской и британской стороны выразилось в «помощи в приобретении файлов». Отбор видеоряда экспозиции произвел российский участник проекта — фотомузей «Дом Метенкова». Подготовительная работа — вплоть до кануна 10 апреля, когда «Дом…» не смог, «по техническим причинам», открыть выставку, — шла три месяца.

Часть этой работы — перед вами. Некоторые снимки хрестоматийны — например, портрет пострадавшей при бомбардировке Лондона Эйлин Данн или вид пылающего собора Св. Павла; другие публикуются в России впервые.

Смотрите галерею, предоставленную фотографическим музеем «Дом Метенкова»

Заведующий отделом выставок «Дома Метенкова» Артем Беркович, собиравший эту экспозицию, сказал, что «в нашем музее выставка точно не откроется». В пресс-службе генерального консульства США «надеются, что выставка откроется в будущем».

Но поскольку это выставка — о прошлом, хотелось бы тоже перенестись в прошлое, причем не покидая Екатеринбурга. Буквально — «переписать историю».

Газета «Правда» от 13 июня 1942 года:

«Свердловск. 12 июня (ТАСС). Десятки тысяч уральцев собрались у репродукторов. С глубоким вниманием слушали они сообщение о посещении товарищем Молотовым (министром иностранных дел СССР. — Е. Б.) Лондона и Вашингтона и о подписании договора с Великобританией. Это событие обсуждается везде. На собраниях и митингах трудящиеся горячо приветствуют укрепление боевого содружества Советского Союза с Великобританией и США. На многотысячном митинге коллектива Уралмашзавода стахановцы, инженеры, служащие горячо одобряли договор.

— Очистить мир от гитлеровских варваров, — сказал мастер Федотьев, — благородная задача свободолюбивых народов… Мы, рабочие Уралмашзавода, приветствуем это содружество».

Напомним, в мае 1942 года в Лондоне был подписан Союзный договор между СССР и Великобританией, а в начале июня в Вашингтоне — Соглашение между Правительствами СССР и США о принципах, применимых к взаимной помощи в ведении войны против агрессии.

Бывший слесарь-сборщик 50-го цеха Уралмаша, работавший под началом Героя Социалистического Труда товарища Феофанова, нынешний мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман сказал об отмене выставки: «Насколько я знаю, это было сделано по звонку из Москвы».

Перенесемся в Москву. Лирический репортаж «Правды» от 13 июня 1942 года:

«Клятва трехгорцев

(у московских ткачих).

Вся «Трехгорная» высыпала во двор.

Шумно, людно, оживленный обмен мнениями.

Разговоры не умолкают. Договор между СССР и Великобританией, коммюнике, телеграммы, речи — все это переводится на свой, меткий народный, мудрый язык.

— Этакую-то махину, как наш Советский Союз, и под свое ярмо немец захотел. Накось — выкуси. Кишка тонка. И ведь это мы сами по себе — махина, а приложи-ка сюда англичан…

— И Америку, тетя Паша!»

Не тетя Паша, но в Москве «англичан» и «Америку» — два генеральных консульства в Екатеринбурге — «приложили» в совсем другом смысле. До шока. «Мы ошеломлены новостью о закрытии «Дома Метенкова» по техническим причинам, сделавшем открытие выставки невозможным», — прокомментировали произошедшее в пресс-службе генконсульства США.

Интересно, что бы сказали тетя Паша и мастер Федотьев на своем, метком народном, мудром языке? Газета «Коммерсантъ» в статье «Фот этого не надо» сообщила на своем, лапидарном: «Источник „Ъ” в правоохранительных органах рассказал, что 9 апреля Федеральная служба безопасности направила руководству музея указание о недопустимости проведения выставки. «Музей был закрыт федеральной структурой по прямому приказу из Москвы. Требование было политически мотивированно и связано с выставкой «Триумф и трагедия: союзники во второй мировой войне», — заявил собеседник „Ъ”».

Екатеринбург, к слову, привык повиноваться приказам из Москвы: в 1941—1945 годах он принял эшелоны и заводы, а отправил людей и вооружение. Без ропота, но с охотой и истово, по-уральски. В год 70-летия Победы опорному краю державы в порядке благодарности не дали провести выставку по его — ни по чьему другому — разумению.

— Я никаких целей, кроме гуманистических, не ставил при формировании экспозиции; руководствовался своей совестью, — сказал Артем Беркович. — Выставка включает пять разделов: «Битва за Британию», «Война на Севере Африки и в Италии», «Война на Тихом океане», «Второй фронт в Европе» и «Преступления нацистских преступников».

Взгляд американских и британских фотожурналистов — иной. Дело не в другой реальности, а в сосредоточенности на том, что делает война с душой человека. Это — «индивидуалистический» фокус. У нас была другая, коллективистская эпоха, и сравнивать два стиля — невозможно. Только просто рядом положить и подумать. Вспомнить.

Елена Бердникова,
«Новая»


---
http://novayagazeta.livejournal.com/2995280.html
---

Tags: